ЛУГАНСКИЙ ЗВЕЗДОПАД

ОКНО В ДОНБАСС
ОТ РЕДАКЦИИ:
Это очень личный текст, но мы такие очень любим. Новостей много, даже слишком, и они все примерно одинаковые, а личный опыт уникален, несмотря на то, что каждый человек повторяет то, что
уже было с другими людьми, во все времена.

Война перешла в бытовую фазу, к ней все уже привыкли, а продавцы хот-догов с российской стороны расстроятся, когда она закончится,
как и честные таксисты Донбасса.

- Девушка, вы куда? Быстро в машину!

- Не могу, ребяяяяят! - Я подбегаю к будке с погранцами.
Мне машут руками.

- Девушка, вы видите, что никого на улице нет?!
Ничего не слышите?

Вслушиваюсь, но у меня лишь одна мысль. Точнее позыв.
- Ребят, ну это же от меня независящие процессы.

Пытаюсь улыбаться как могу. Внутри сидят несколько симпатичных
погранцов и начинают ржать.

- Ладно, девушка, провожу вас.

В этот момент, вся смена выходит из основного здания на улицу.
- Это что такое?

Толпа человек в шесть смотрит в упор на меня и на будку с погранцами.
Вид у меня отменный - без куртки, в шапчонке, в нелепых дутых сапогах
и прыгаю с места на место.

- Почему она на улице?

Я работаю на опережение:
- Умоляяяяяяю.

Выбегает парень из той же будки и ведет меня коридорами до туалета. Идем,
а я все, как горный козел скачу. Он же отворачивается, и руку ко рту подносит от смеха. Затем говорит очень серьезно:

- Девушка, у нас учения, во время учений все должны сидеть в машинах.

Мы стоим на Гуково - самый жуткий таможенный пункт. Но, в отличии от Изварино, здесь нет очередей. Правильно, никто не хочет нарываться. Мы-то, конечно, поехали сначала к Изварино. Он и ближе от Москвы, и досмотр там человеческий и лояльный.

Когда-то маленький и неприметный пропускной пункт Изварино сейчас превратился в рог изобилия. Толпы людей, фур, автобусов. Снующие деловые таксисты даже ночью, какие-то непонятные люди. Раньше ходили лишь бабушки между машинами с тележками, нагруженными своими пирожками,
да был одинокий "Пончик", где всегда можно было встретить ополченцев и отогреться после часовых стояний. Сейчас же на Изварино куча палаток со всеми видами услуг - чай, шаурма, хот-доги, отдельные туалеты, летом
тенты от солнца.

Ну и да, в этот раз мы нарвались на длиннющую очередь, грозящую стоять много часов. А сколько - никто не знает. Каждый раз как получится. Но то,
что очень долго и мы бы не успели никак до начала комендатского часа в ЛНР - очевидно.
На Гуково мы заехали сразу, и нарвались на учения. После моего звездного выхода, почти сразу нашу машину отправили на досмотр. Мы выходим, готовые к худшему - доставать всё - от платков до запасок. Как это всегда с нами и было. Машина, как обычно, забита под завязку всем - инвалидные кресла, памперсы, лекарства, шмотки, игрушки. Не было лишнего места даже для маленького пакетика, который пришлось оставить дома. Но это хоть и не газель, но здоровая ауди-универсал, в которую иногда можно сложить слона.
Погранец тычет пальцем в первый попавшийся пакет из багажника:

- Что это?

Я обреченно парирую:
- Давайте уж сразу все достанем и покажем. Это женские вещи, мои.
Это игрушки дочки, везу в подарок.

Полная машина "моих", "папиных" и "дочкиных" вещей проседает.
Парень обходит машину:

- Закрывайте и идите к паспортному контролю.

- Всё???

Парень даже не ответил - убежал к другой машине.
В будке на паспортном контроле молодой погранец улыбаясь до ушей,
листает мой паспорт:

- Ну что, Евдокия Андреевна, всё успели?

- Что? - Я даже как-то и не сообразила.

- Ну как что? Всё! Вы извините нас, это учения, так положено.
Вы не должны были выходить.

Мы начинаем с ним громко хохотать в голос, что очередь за мной ничего
не поняла. Таможню пролетели быстро, как никогда.

И на другой стороне, на ЛНРовской таможне, нас ждал сюрприз. Оказывается, теперь все машины с российскими номерами надо декларировать, чего раньше не было. По крайней мере в августе, мы ничего не заполняли точно.
На моем удачном "туалете" удача и закончилась.

Мы уже ехали в ночи до Луганска быстро, чтобы успеть до конца комендантского часа в 23. Всю дорогу говорили про машину, что та не донца починена. Что здесь не доделано, как вдруг Женя зачем-то начинает ругать шины. Мол, финские шины были лучше, туда-сюда, как жуткий хлопок, и я подлетаю к потолку. Надо сказать, что дороги там местами не латали много лет. И ехать надо слалом, маневрируя между дырами. Особенно ночью, по неосвещенным местам между городами.

Мы влетелу в яму, которая выдрала из шины здоровый кусок. На другой день оказалось, что на втором колесе шишка. Это была уже восьмая поездка в ЛНР ауди, но первый раз пробили на этой машине колесо. Влетели прямо на горе.
В общем, вытаскивания всего борохла в ночной степи не избежали.

Стали ставить домкрат, а машина начала ехать - сильный уклон. Только что покрашенную машину, опять попортили. Пытались что-то подставить под колеса - так вокруг ничего. Мы стояли посреди поля, где нет ничег - одна степь и темнота. В поле за камнем не сбегаешь. Я наслушалась историй про то, как народ на растяжки напарывался, причем в местах, где толком и боев не было, что взяла за правило ни шагу с обочины. До сих пор не все поля разминированны. И вот бедный Женя, по морозу все менял. Я же, как бесполезное существо, лишь светила фонариком.


* * *
Там такое небо, что передать не могу. Последний раз, когда видела такое яркое и глубокое небо - вы не поверите, но это было около двух лет назад, на этой
же трассе не доезжая Луганска. Тогда мы видели стреляющие грады в полях и не знали кто бил. Прямо россыпи бриллиантов. Словно бы в горах Кавказа или Тянь-Шаня. Я стояла с фонарем, и прыгая от холода, смотрела на нереальный звездопад. Не знаю - разве зимой звезды падают в таких количествах? Они рассекали небосвод длинными струями угасающих огней. Ничего красивее в мире нет.
* * *

Блокопост встретили только один, и он не остановил - видимо, у нас был очень наглый вид. А еще поняла, что слова они очень даже материальны. В Луганск
же мы привезли первый снег. Мы на месте)
Автор: Маленькая Хиросима / 03 декабря 2016