окно в донбасс



Прошлое, уничтоженное современностью

Иногда, попадая в место, где раньше не был, человек может ощутить, что он здесь был ранее. Психологи называют это «дежавю». Об этом знают многие, и каждый из нас неоднократно испытывал это чувство. Но бывает так, что привычная обстановка становится совершенно чужой и кажется, что впервые видишь
эти места. У этого явления есть своё название – «жамевю».
Я стоял у набережной парка имени Щербакова. Здесь бывает каждый дончанин хотя бы раз в год. Привычная для меня обстановка, но сегодня она мне показалась совершенно иной. Вокруг были деревья, передо мной плескалась вода, недалеко - одинокая скамейка доживала свой век, а дальше - изрисованное и уничтоженное временем ветхое здание молча смотрело вдаль в ожидании своей участи.
Обстановка приковывала внимание. Воображение рисовало образы и силуэты. На дворе стоял 2016-й,
а в моей голове были 80-е.
Мне представлялось, как люди жили до моего рождения. Я видел заполненный пляж: здесь бегают дети в шапочках и плавках, девушки лениво загорают на солнышке, парни играют в волейбол, мужчины и женщины постарше лежат на подстилках
с книгами и читают.

Ветхое здание выглядит вполне сносно и люди охотно бегают сюда за мороженым
(я почему-то решил, что это была кафешка). На деревьях распускаются почки. Зеленеет. Солнце ослепляет, а ветер дует прямо в лицо.

«Прошлое, уничтоженное современностью». Почему-то в голове появилась эта мысль и застыла. Мне было непонятно, откуда она взялась, но мысль показалась очень точной. За 25 лет самостоятельности мы ничего не создали, а лишь разрушали, то, что нам досталось в наследство. Нас пичкали идеей о красоте соседского газона. Мы с вожделением вздыхали, глядя на жизнь на Западе, в то время как у нас было все для того, чтоб жить счастливо. Вместо этого мы своим бездействием разрушили то, что когда-то было создано предшественниками. Моим современникам свойственно мышление беженца. Куда-то ехать, бросать всё ради легкой жизни в комфорте и беспрепятственного потребления. Именно это мышление сделало всё, чтоб это место стало бледным и невзрачным.
Я моргнул и передо мной вновь появился пустой пляж с переполненными мусорными баками, сухими камышами и зеленой водой. К сожалению, но то,
что было создано нашими предками, мы утратили из-за своей безответственности.
И пусть я родился в независимой Украине, но я никогда не верил в то, что
Советский союз был «Империей зла». Я видел, с какими лицами мои родители вспоминали те времена, когда мы все были большой и единой страной, где собственная армия не долбила по городам из тяжелой артиллерии, а весь мир с завистью наблюдал за тем, как наши космонавты покоряли космос, как наши деды
и бабушки побеждали военную машину Вермахта. Всё это осталось в прошлом,
но мы не должны его забывать.

Все эти мысли пришли мне в голову, пока я стоял у заброшенного здания на берегу набережной. У меня появилась идея: а не попробовать ли мне сделать несколько снимков этого места. Для них я выбрал особенную обработку, которая делает эти снимки похожими на те, которые делал мой папа в молодости на пленочный фотоаппарат «Зенит».
Несмотря на все негативные мысли, я верю в то, что после переломных событий последних лет мы не позволим себе жизнь потребителя. Война научила нас ценить наш город, любить людей вокруг нас, уважать прошлое и с надеждой смотреть в будущее.
Да, сейчас не все так хорошо, как хотелось бы, но главное, что мы сошли с того пути, когда банка кока-колы и новые джинсы ценились больше, чем искренность и честность.
Денис Григорюк / Оригинал публикации / 03 марта 2016