Кровоточащая граница

ОКНО В ДОНБАСС
Геннадий Дубовой - о смерти и обыденности,
которые приравняли Аэропорт и Ясиноватский блокпост
Только что (14 апреля 2016 года - прим.) побывали с Гурманом из Фонда «Помощь Новороссии» Глеба Корнилова на Ясиноватском блокпосту. Что там? Кровоточащая граница. Вражеские ДРГ (бойцы отмечают речь грузинскую и английскую, то есть
на стороне укров, как и всегда, весь интернациональный сброд) пытаются нащупать уязвимые места нашей обороны. И всегда напарываются на неприятности, часто смертельные. С обеих сторон постоянны снайперские дуэли, наши демонстрируют успехи (брат Деян Берич работает знатно, результативно!). Противник использует все виды вооружения, в том числе тяжелого –152-мм гаубицы, «васильки» (автоматические миномёты) и орудия БМП.
Лупить начинают в любой миг дня и ночи, используя фактор внезапности.
Паузы между обстрелами удлиняются и сжимаются вне рамок просчитываемости, без привязки к временным и иным координатам – так, чтобы обстрел всегда начинался для нас врасплох…

Слушая бойцов, я невольно вспомнил боевые будни в аэропорту.
Там было всё то же самое, что на Ясиноватском б/п. Насквозь со всех сторон простреливаемое пространство и – абсолютная непредсказуемость.
Смерть приходила не по графику,
когда ей вздумается.
…В октябре наши ребята штурмом взяли подземный паркинг нового терминала. Дальше пробиться не смогли – пристрелян каждый сантиметр. Неделю практически на голом полу там сидели. Подвоз боеприпасов и провизии почти прекратился, каждая поездка – «200»-е и «300»-е, разбитая техника.

Именно тогда ополченцы несли самые большие потери. Ротацию мелкими группами производили с наступлением темноты. Из гостиницы и других объектов открывали плотный огонь, не давая украм высунуться, под этой завесой ребята из паркинга успевали пробежать простреливаемое пространство.
И вот, группа из трёх человек – командир штурмовой группы, снайпер, стрелок - добежала до гостиницы. У стрелка контузия, кровь из ушей; командир измотан до предела; в норме только снайпер, отозванный потому, что в паркинге для него работы нет. Я спустился с позиции на втором этаже гостиницы угостить их чаем и –
- вспышка, грохот, страшные крики:
«Помогите! Пацаны, кто-нибудь...!»
Они не стали дожидаться чаю, хотели, пока затишье, перебежать на другую позицию, а потом выйти из аэропорта. И – прямо на порог мина – снайпера насмерть, стрелку оторвало пальцы на руке и посекло осколками ногу, командиру искалечило обе ноги. Массированного обстрела в тот час не было,
но внезапно прилетела мина…
Из таких случаев состояла обыденность в аэропорту. Такова она сейчас
на Ясиноватском блокпосту близ Авдеевки. Под длительным обстрелом,
не пригибаясь от свистящих осколков можно (если мужества хватает) не спеша
идти с позицию на позицию и ничего с тобою не случится, если на небесах
не решили, что твоё время пришло. А может быть и так – в час полного затишья выйдешь из укрытия и – смерть.
Мы победим!