Апрельские тезисы

ОКНО В ДОНБАСС
Документальное повествование
За событиями прошлого мы часто наблюдаем с какой-нибудь точки зрения.
Обычно у них бывают свои предварительные истории, со своими штрихами и,
как иногда говорят, с проявлением человечности.

Ровно два года назад в эти дни, казалось бы, не происходило ничего катастрофического. В том плане, что – донецкий аэропорт стоял, свежепостроенный,
рядом открывался новый вокзал.

Хотя, в последнее время там заморозили стройку, потому что в городе произошли ощутимые изменения власти. Как бы странно ни звучало, но свобода вырвалась
на свободу. В этой фразе много значений, и здесь имеются в виду все сразу.
* * *
Чему верить – газетам или собственной памяти?

Важный вопрос сегодня, наверное, как и для других совестливых журналистов
и вообще авторов. Часто теперь звучит замечание-воспоминание, что все происходило быстро, ярко и решалось не то, что за дни – за часы.
Бешеный конвейер с всё ухудшающимися обстоятельствами.
В голове события уложились линейно, хотя в еженедельном сборнике новостей события сочетаются так неестественно, будто каждое из них – из отдельной реальности.
И всё, описанное здесь, произошло в апреле 2014 года и, говорят, будто всё больше дончан пытаются мысленно вернуться в те дни, в каждый из тех дней, чтобы прожить его снова, до конца понять смысл. Это такое автоматическое действие, вроде тех случаев, когда вы мучительно вспоминаете, сколько же вам точно лет.
Вы знаете правду, но иногда нужно уточнять, актуализировать информацию, что ли.

Вообще, все события той весны были настолько сконцентрированы, что сейчас отмечают годовщину каждому дню. Как говорится, «нет в России семьи такой,
где б не памятен был свой герой» и тому подобное.

И всё же есть надобность разложить порядок действий - просто,
потому что тогда казалось, что они происходили все одновременно.
Основные акценты можно расставить так*:
Захват Донецкой ОГА


В Донецк с коротким визитом
прилетела Ю.Тимошенко
07 апреля 2014
Турчинов открыто анонсировал
антитеррористическую
операцию на Донбассе


11 апреля 2014
Один из последних визитов в Донецк украинских властей.
Присутствовали: Арсений Яценюк, Арсен Аваков,
оставшиеся представители официальной
областной власти и даже Ринат Ахметов
12 апреля 2014
Начало столкновений в Славянске
Семен Семенченко объявляет
о формировании батальона "Донбасс"
База располагается на границе
с Днепропетровской областью



Колонна украинской военной техники
переходит на сторону жителей Донбасса
Шесть бронемашин прибывают в центр Славянска
Последний мирный
проукраинский митинг в Донецке

6 апреля

Штурм Донецкой ОГА


На этом видео вы видите тот самый момент, который уже вошел в медиа-историю под заголовком «штурм Донецкой ОГА», день, когда люди ворвались в здание областного правительства и уже не ушли, а провозгласили республику.

Вот эти люди, крепкие мужчины, которые уже могли примелькаться
за время бесконечных мартовских «митинг-шоу».

Посмотрите, какой красивый сюжет. Ведь те, кто стоит перед ними со щитами,
в общем-то, не против их пропустить. И вот, начинается эдакий танец со щитами. «Милиция с народом!» - и иностранные журналисты ломали голову, как это понимать. Хотя, конечно, это было довольно агрессивное зрелище.
Ведь не прошло еще и месяца, как в подобной толпе убили человека.
"
«Я стояла рядом, буквально в метре. Но была четкая уверенность,
что меня эти ребята не тронут. Это будто была сцена, а я – зритель,
как полагается. И потому мы снимали эти столкновения в сантиметрах
от людей – опасней это уже только в окопе, наверное.

Начальники милиции знали в лицо каждого местного журналиста и устраивали их безопасность. Журналисты не умилялись, и тут же набрасывались на них с вопросами, получая маловразумительные
ответы и четко понятные советы.

Всё тонуло в людских криках и жестах».
- Автор видео
Пацаны настойчиво и нагловато отнимали щиты у милиции – это же самое безобидное, что люди делали с Беркутом в то время.

«Знаете, эти мальчики, - одни мягко отнимали щиты, другие их мягко отдавали, хоть и демонстрируя силу, - они вели себя очень вежливо друг с другом. И не было грязи, не было фальши, не было этой всей шизофрении».

Самое удивительное, что каждую минуту они вытворяли какие-то даже художественные вещи. Вот они повздорили с отрядом Гриффон, а может и Беркутом – их лидер был в бронике и каске, лениво курил сигаретку и резко выражался. Но вот уже прошли внутрь; часть парней выстраивается в линию и начинает в такт стучать отнятыми щитами. Следующий кадр – и тот, кто должен его не пропустить, стучит с ним в унисон в такой же щит.

Несётся по воздуху бесконечный крик - «Россия!». По слогам. Росс_и­_я.

Мужчины постарше ломают ворота. Мелькает камера российского канала –
и все становится еще вдохновенней. И понеслась…

7 апреля
У славянских женщин было множество обрядов, связанных с распусканием кос. Самый известный — расплетение косы во время свадьбы как символ того, что девушка становится женщиной.
В похоронных обрядах распущенные косы символизировали скорбь,
при трудных родах косы расплетали роженицам и всем присутствующим женщинам. Некоторые считали, что косы
распускают ведьмы перед шабашем и дурными проделками...





Не с радостными обрядами ассоциировался новый образ главы партийной организации «Батьківщина» Юлии Тимошенко, когда она впервые после освобождения прибыла с визитом в Донецк. Без косы, с костылём в руке и обутая в туфли на платформе, бледная и тихая — такой предстала Юлия Владимировна перед журналистами 7 апреля в вип-зале ожидания донецкого аэропорта.

Там она рассказала, что встретилась в Донецке с руководством области, правда, фамилии назвать наотрез отказалась. Только заверила, что не общалась с Ринатом Ахметовым (хотя многие ожидали этого).
Зато Юлия Владимировна рассказала, что общалась с дончанами,
тоже не уточнив, где и с какими именно.

«Все разговоры были очень позитивны, и нет ощущения у горожан, с которыми я разговаривала, вообще каких-то чрезвычайных действий. И сложилось впечатление, что вся эта агрессия живёт на отдельном от жизни Донецка острове, и совершенно никак не корреспондируется ни с мнениями, ни желаниями донетчан», - то ли провозгласила, то ли признала она
Великое Отделение. К этой теме мы ещё вернёмся, кстати.


Приводить следующую фразу целиком не будем, ибо она довольно большая, а расскажем суть: всё, что необычного происходит в городе и явно отвечает русской идее – суть не наши люди и возглавляют их 600 человек из тех,
кто одевается "в гражданское". Нанятые ими люди при это агрессивно настроены, подчеркивала она, как могла.

Потом эта женщина, про которую некоторые журналисты уже начинают спрашивать Яндекс, заверила всех в скорейшем мирном урегулировании конфликта, и на этой радостной ноте блеснула сопричастностью к шахтёрскому патриотизму, ибо вот-вот же должны были быть выборы.

Затем кто-то поднял тему нашего Крыма. На это она ответила чем-то вроде тирады бредово-прорицательного характера. Тогда эти слова было даже трудно воспринять всерьёз. «Вы сегодня все видите, насколько и правительство, и парламент бережно относится к россиянам... –
Увы, парламент какой страны она имела в виду, Юля не уточнила. -

- Мы считаем, что моральная, мирная и спокойная позиция есть залогом того, что мы и вернём Крым, и покажем высокий класс в построении своей собственной страны... В то же время мы считаем, что через международные санкции, через очень жёсткую дипломатическую изоляцию, через влияние мира на Россию нам, в том числе, будет возвращён Крым, - планирует Юлия Тимошенко. - Через демонстрацию крымчанам, россиянам и миру успешности нашей страны мы так же можем вернуть Крым". -

- То есть, что русскому плохо, то хлопцу успех, получается.

Но дальше – больше:
- Возвращение Крыма даст нам все основания окончательно
восстановить взаимопонимание с Российской Федерацией».
* * *
Говоря всё это, Юля Владимировна сидела на неприлично кожаном диване
в аэропорту, под кондиционером, предварительно промариновав десяток журналистов у ворот аэропорта. Во время затянувшегося на два часа ожидания,
вдруг над «воздушной гаванью», как любили писать акулы пера, пролетело два самолета, быстрых, резко гудящих, с агрессивными тонкими носами
и серебристыми тонкими крыльями.

Все говорили о самом большом самолёте «Мрия», которым вроде гордилась Украина, но как всегда всё было порушено.

К слову, в дни её визита в Донецк местные авторы призывали отдельных граждан
не носить биты на виду у всех, когда они ходят днём по центральному бульвару.
И балаклавы просили снять, - чтобы детей не пугать, и их мамочек. Просто её приезд и основные события у местных зданий правительства не совпали по времени.

Самое главное, что тогда не заметила вслух Юля, - над зданиями местного правительства «взвились кострами синие ночи». И российские флаги, конечно.

И всё вот это.

16 апреля
А уже через десять дней случилось более интересное событие. Шутка ли – не успели расположиться в донецких военных городках недавно переведённые с полуострова крымские «Тигры», как поблизости объявились зелёные человечки. И будто все в Донецке вдруг поверили, что операция пройдёт успешно и, расслабившись, давали джазу на площадях. Было легко, но в городах творились удивительные по красоте, важности и неотвратимости вещи.
В Славянске танки грохотали...
Вокруг военной техники собрались местные жители.
«Мы очень рады, что они здесь! - Поделился со мной один из них по имени Андрей. - Моя семья сейчас вся за городом, у меня дети маленькие.
А сам здесь остался, квартиру сторожу», - ответил он на мой вопрос,
не боится ли он вооружённых столкновений в родном городе. Неразговорчивое оцепление то и дело оттеснялось любопытными прохожими, но быстро восстанавливало дистанцию,
едва шевеля «калашами».
Читать полностью >>
Мы с моим коллегой из Японии, прибывшим освещать события в Донбассе,
ехали в Краматорск, чтобы посмотреть, что происходит на местном аэродроме. По имеющейся информации, накануне, 15 апреля, его захватили пророссийские активисты. Вдруг таксист повернулся: «Советую поехать в центр города. Там сейчас колонна военной техники стоит,
её люди заблокировали! А на аэродроме уже всё спокойно».

Странно, но сегодня таксисты уже больше журналистов ориентируются в событиях на Донетчине. Большинство из них успели побывать в Краматорске, Славянске, Изюме, Мариуполе и других горячих точках области по несколько раз...

Пока мы добирались до Краматорска, нашему водителю звонил его коллега — он с парой иностранных журналистов «ловил танк в поле», а заодно делился последними новостями.
«Всё, митинг закончился. Восемь танков перешли на сторону народа!», - азартно сообщил таксист. По пути он считал блокпосты и снимал их на заранее приготовленный на торпедо фотоаппарат. На трассе из Донецка в Краматорск мы миновали всего два блокпоста.

Пока на одном из них «народный» регулировщик вертел самодельным жезлом, постовой знаком приказал остановиться. Деловито заглянув в салон и удосужившись спросить, кто это там едет, он потребовал открыть багажник. Мельком глянув внутрь, постовой отпустил нас с миром. «Во даёт! У меня ж под ковриком запаска! Там и автомат можно спрятать, а он даже
не посмотрел!», - смеялся таксист.

Прибыв в Краматорск, мы с коллегой уставились на опустевший центр. А наш охотный до приключений водитель уже рассматривал на асфальте следы от гусеничных машин. Выяснив направление движения техники по царапинам, мы двинулись догонять броневики. По пути мы заехали на заправку — спросить, не проезжали ли мимо «танки». «Проезжали, минут десять назад, - сообщила работница АЗС. - Мы считали, семь штук проехали». Куда делся ещё один броневик — узнать нам не удалось до сих пор. Возможно, сбежал.

Царапины привели нас прямиком в центр «горячего» Славянска. Возле городского совета стояли, словно на выставке военной техники, боевые машины десанта (БМД). Их уже почему-то было шесть. Над ними реяли флаги Российской Федерации и Народного ополчения. Возле машин стояло около 80 человек в камуфляже, ещё 20-30 в балаклавах и с автоматами наперевес стояли в оцеплении. Понять, к войскам какой страны относятся военные, было сложно: опознавательных знаков на них не было, а говорить о своей принадлежности они не очень хотели. Основной состав собрался и гурьбой ушёл в здание Славянского горсовета.
«Их соберут в актовом зале и раздадут приказы», - пояснил один мужчина из оцепления.

Вокруг военной техники собрались местные жители. «Мы очень рады, что они здесь!», - поделился со мной Андрей, местный житель. «Моя семья сейчас вся за городом, у меня дети маленькие. А сам здесь остался, квартиру сторожу», - ответил он на мой вопрос, не боится ли
он вооружённых столкновений в родном городе.

Неразговорчивое оцепление то и дело оттеснялось любопытными прохожими,
но быстро восстанавливало дистанцию, едва шевеля «калашами».

Почему же украинская военная техника оказалась в центре Славянска под флагами другого государства? По свидетельствам очевидцев, во время блокировки колонны жителями Краматорска к солдатам подошла группа людей в камуфляже — тех самых «зелёных человечков». После коротких переговоров украинские солдаты начали покидать машины.
В Славянск же на этих БМД приехало уже под сто человек — где они сели в машины, неизвестно, как и то, почему наши солдаты без вопросов и без боя молча отдали первым встречным «зелёным человечкам» доверенную им военную технику. В шедшей по Краматорску колонне было, конечно, намного больше машин, и оставшиеся десантники, которые не решились сдаться «народу», на несколько суток попали в блокаду местных жителей.
Люди носили им еду, но настойчиво уговаривали повернуть обратно и «не развязывать войну». Четыре БМД "вырвались" из окружения благодаря шоу с гранатой от одного из солдат.

Парень схватил боеприпас и очень убедительно сообщил, что бросит его в людей, если они
не разойдутся. Жители ругались вслед солдатам, но проверять, бросит ли отчаянный десантник гранату, не стали. Остальных военных местные жители отпустили только после того,
как они сдали бойки от автоматов.

* * *

С тех пор события в Славянске сменяют друг друга с огромной скоростью, одно горячее другого. Ежедневно СМИ и правоохранители сообщают о перестрелках, захватах и ультиматумах из северного городка. В понедельник самопровозглашенный мэр Славянска Вячеслав Пономарев ввёл в городе комендантский час с 00:00 до 06:00.

«А у них и до этого не выпускали по ночам! - рассказывал в понедельник мне другой таксист. -
Я журналистов отвёз туда и они там решили остаться. А я что, я дома ночевать люблю...
На блокпосте остановили меня, говорят, мол, не пустим. Я прошусь: братцы, я ж свой, пустите домой! А один на меня смотрит и говорит: «Ты журналистов туда возил? Денег небось заработал? Так вот, мы тут не кукурузу стережём». Намекает, мол, делись.
Ну, тут я возмутился: так ты определись, воин ты или побирушка! Стоит он!»

И пока пророссийские активисты самоопределяются в полях, МВД объявило Славянск «самым опасным городом Украины». «Разгорячился» город после того, как боевики захватили местный отдел МВД и горсовет, и ситуация перестала контролироваться органами внутренних дел.

Бразды правления перешли на сильную сторону, укреплённую огнестрельным оружием.

(Cтатья для МК-Донбасс от 16.04. 2014)

17 апреля
История, согласитесь, достойная учебников. Тем более, что за ней может следовать ещё один параграф. Назовем его реакцией тех, кто эти бразды правления стремительно терял, несмотря на применение, казалось бы, организованной силы.

Так вот. Параллельно с этими событиями Донецк яростно обсуждал ещё такую тему: проукраинские жители хотят снова сойтись на митинг. Собрания таких людей чреваты осложнениями вроде Майданов, знаем, плавали. Так что вот не надо. Дончане, которых тогда журналисты называли повстанцами или "пророссийскими митингующими" дали это ясно понять вполне конкретными мартовскими мордобоями с летальным применением «острых и тупых предметов».

Но последнему митингу дали состояться спокойно. Там была куча журналистов
со всего мира, которые уже начали собираться в городе из-за всех этих событий. Внимания было неприлично много. Людей собрали на закрытой с трёх сторон территории (с четвёртой стороны была река). Все надели праздничные веночки, помахали флагами и разошлись, оглядываясь по сторонам. Когда все шли по единственной дороге с митинга на остановку, в автомобильном потоке пафосно блеснули новенькие белые машинки со значками ОБСЕ – невиданной на тот момент организации. Гостиница, хорошо знакомая всем репортерам, кто работал в Донецке, находилась через мост. В общем, сложилось впечатление, что это был последний митинг, на котором жители города собрались, чтобы понять, где свой, где чужой -
и сделать выводы, кто в меньшинстве, а за кем большинство.

С тех пор проукраинское население Донецка предпочитало не говорить вслух
о своей позиции. Хотя отдельные личности попадались, кончено, но не о том речь.
28 апреля
Уж не знаю почему, но в моем архиве это событие подписано «28 апреля». Хотя это случилось немного раньше, может, 26-го - не помню. Уже цвели абрикосы.
Впрочем, точная дата здесь не играет особой роли. Выше был приведён день –
12 апреля, когда будущий депутат, а в прошлом, как говорят, кидала, Семен Семенченко объявил о создании батальона «Донбасс». Объявил в Фейсбуке, удивил смелыми формулировками и добавил, что понимает «всю меру ответственности за свои действия согласно уголовного Кодекса Украины». Собирал народ и открыто сообщил, что «зброя», то есть оружие, только приветствуется.

Спустя примерно две недели он каким-то образом собирает группу журналистов, туманно анонсируя поездку и даже предоставляя бесплатный автобус.
Кстати, отправлялись со стоянки супермаркета «Метро».

Было, как говорится, стремновато. Но в итоге – он просто провёл экскурсию
для прессы, так сказать, явил свой батальон публике, и все вернулись обратно.

Кто бы знал, что из этого на самом деле получится…
Батальон "Донбасс"
«… Предупредив бойцов, чтобы те надели балаклавы, дабы не «засветиться» на телеэкране, командир спецбатальона разрешил нам осмотреть часть и познакомиться с бытом новобранцев. Вот стоит покосившийся от старости дом. В окнах зияет пустота и осколки стёкол, крыша сползла набок, стены потрескались. Над постройкой развеваются флаги Украины и Донецкой области. Это казарма.

«Государство оказывает минимальную поддержку — можете посмотреть,
в каких условиях мы живём. Нам главное, чтобы оно не мешало», - заметил Семён, бросив взгляд на покосившуюся крышу дряхлого строения.

Это здание — единственное, что выделило государство в качестве
помощи спецбатальону. Внутри «государственной поддержки»
темно, холодно и сыро».
Интересный момент, но тогда местные жители не поняли, с чем столкнулись.
В первые дни, когда батальон Семенченко расположился на заброшенной постройке вблизи границы Днепропетровской области, люди из окрестных деревень решили, что это «Правый сектор». Полезли было в драку. Им объяснили, что это батальон Донбасс – и люди, решили, что это свои. И даже еду кое-какую приносили. Это все рассказал сам Семенченко, так что сами решайте, где здесь правда.
"
«Самому младшему добровольцу в этой части едва исполнилось 18 лет,
а самому взрослому почти 60. «Большинство — с семьями, у кого маленькие дети, у кого взрослые. Контингент разный. Холостяков практически нет.
Ну, разве что молодёжь», - делятся мужчины, отдыхая в тени после полосы препятствий. Командиры говорят, что здесь возраст для них не главное.

«Мы берём тех, кто будет полезен нашему подразделению», - рассказывает Павел. Он капитан запаса с 2000-го года, побывал в Чечне. «Я был там неофициально, но это была помощь братскому народу. Братскому чеченскому народу. Сейчас ребята из Чечни звонят и говорят: «Ребята, начинайте, мы поддержим», - доверительным тоном рассказывает он».
* * *
Комментарий из 2016-го
Автор этих архивов – свидетель русской весны, с момента, когда она началась,
и до тех пор, пока она не перешла в лето, горячее лето 14-го, со Славянском и Иловайском. Потом был зимний апокалиптичный аэропорт, непрестанное терзание Горловки, Широкино, Дебальцево, наконец. Сегодня закипает юг, и вот, скептики уже гадают: Авдеевсий котёл? Ясиноватский? Зайцевский? Что-то горячее будет,
слишком часто эти слова возвращаются в сводки.

И эта данность существенно отличается от той, что была в том предвоенном апреле. Донецкие мужчины, как теперь ясно, были готовы к войне, но не ожидали, что враг окажется так близко. Русский мир – их вдохновение, они будут стоять до конца.

А тогда было время, когда войны ещё толком и не было, но все понимали,
что будет сложно её не начать. Люди собирали поселки и блокировали военную технику – потому что им она не нужна была, ни техника, ни война. Думается, э
ти люди и сейчас там живут, хоть война еще бушует над их домами.

А эти мифические зеленые человечки. Да, для отдельной группы людей этот вопрос едва ли не жизненно (уж точно денежно) важен. Но что можно утверждать, если единственный их опознавательный знак был флаг, водруженный на БРДМ. Российский флаг, которых тогда было не счесть на каждом митинге в последние
два месяца. Кто были эти люди – точно такие же, если честно, стояли потом на блокпостах по всему Донецку. Помните эти времена, дончане, когда иногда перекрывали целые улицы и расставляли по кварталам посты из покрышек?
Будто ожидали, что будут уличные бои, но этого не случилось,
и это было ясно с самого начала.

С ними хотелось говорить вежливо, а они, в знак расположения, вели себя немного добродушно. Хотя, всякое бывало. Уровень истерии тогда тоже зашкаливал –
в городе все ожидали друг от друга подножки. Это быстро прошло, с первым «градом». Но тогда это здорово отравляло жизнь.

И в том апреле ещё не знали этой песни, например:
* * *
И ещё. Здесь представлен исключительно субъективный подход к формированию календаря событий на апрель 2014 года. Это не учебник по истории, а авторское повествование, только вместо вымысла - реальные, очень волнительные, как для дончанина, события.
Подготовила Марина Третьякова