МЕЧ ПОБЕДЫ

ОКНО В ДОНБАСС
Мало кто знает, что одна из самых известных и высоких советских скульптур - «Родина-мать зовет!», установленная в Волгограде на Мамаевом кургане, - лишь вторая часть композиции, которая состоит сразу из трех элементов под общей идеей. Этот триптих включает в себя также монументы «Тыл - фронту» в Магнитогорске и «Воин - освободитель» в Трептов-парке в Берлине.

Все три скульптуры объединяет один общий элемент - Меч Победы.
Магнитогорская скульптура символизирует советский тыл, обеспечивший стране победу в той страшной войне. Рабочий передает меч советскому воину.
Рабочий смотрит на восток, в сторону Магнитогорского металлургического комбината, а воин - на запад, туда, где находился враг.

Подразумевается, что меч, выкованный на Урале, был поднят «Родиной-матерью»
в Сталинграде, городе, где наступил коренной перелом в войне, а гитлеровская Германия именно там потерпела одно из своих самых существенных поражений.

Третий монумент серии «Воин-освободитель» опускает Меч Победы в самом логове врага - в Берлине. Это бронзовая фигура советского солдата, стоящего на обломках свастики. В одной руке он держит опущенный меч, а другой поддерживает спасенную им немецкую девочку.
Эта непонятная страна

«Можно почти с уверенностью сказать, что ни один культурный житель Запада никогда не поймет характера и души русских. Его натура так же необычна и сложна, как и сама эта огромная и непонятная страна... Русские всегда славились своим презрением к смерти; коммунистический режим еще больше развил это качество, и сейчас массированные атаки русских эффективнее, чем когда-либо раньше.
Дважды предпринятая атака будет повторена в третий и четвёртый раз, невзирая на понесенные потери, причем и третья, и четвертая атаки будут проведены с прежним упрямством и хладнокровием... Они не отступали, а неудержимо устремлялись вперед. Отражение такого рода атаки зависит не столько от наличия техники, сколько от того, выдержат ли нервы. Лишь закаленные в боях солдаты были в состоянии преодолеть страх, который охватывал каждого» (Меллентин Фридрих
фон Вильгельм, генерал-майор танковых войск Германии
).

«Во время атаки мы наткнулись на легкий русский танк Т-26, мы тут же его щелкнули прямо из 37-миллиметровки. Когда мы стали приближаться, из люка башни высунулся по пояс русский и открыл по нам стрельбу из пистолета.

Вскоре выяснилось, что он был без ног, их ему оторвало, когда танк был подбит.
И, невзирая на это, он палил по нам из пистолета!» (Из воспоминаний немецкого артиллериста противотанкового орудия о первых часах войны).
Севастополь, Севастополь…

«Итак, вы видели защитников Севастополя: главное, отрадное убеждение,
которое вы вынесли, - это убеждение в невозможности взять Севастополь, и
не только взять Севастополь, но и поколебать где бы то ни было силу русского
народа, - и эту невозможность видели вы не в этом множестве траверсов, брустверов, хитросплетенных траншей, мин и орудий, но видели ее в глазах,
речах, приемах, в том, что называется духом защитников Севастополя.
То, что они делают, делают так просто, что вы убеждены: они еще могут
сделать во сто раз больше…».

Такие строки написал один молодой офицер - участник обороны Севастополя.
Звали его Лев Толстой, а события, которые ему довелось пережить, происходили
во время Крымской войны еще в 1854 году.
Прошло почти 100 лет

Статья из журнала «Time», опубликованная 29 июня 1942 года.
«Час пробил. На этой неделе настал момент решающей попытки Гитлера сломить Россию. Гитлер не может потратить еще один год на покорение России. У него есть максимум четыре, а то и три месяца, чтобы ее разгромить - иначе Германия проиграет войну… Во времена Толстого гибнущие враги и победители (когда пало 127000 русских, город был оставлен) носили английские и французские мундиры.
На прошлой неделе мощные укрепления вокруг города, не считаясь с потерями,
раз за разом штурмовал еще более грозный враг.

Дальний родственник Льва Толстого Алексей написал в «Красной Звезде»: «Сегодня
в Севастополе невозможно дышать из-за разлагающихся трупов немцев и румын». Войска гитлеровского генерал-полковника Фрица-Эриха фон Манштейна упорно продвигались все ближе к городу по грудам своих же убитых. Американский корреспондент сообщал: «Вопрос, который решается в Севастополе, состоит не в том, способны ли немцы его взять, а в том, какую цену они готовы за это заплатить».
Цена вопроса

«В главном параде в честь Дня Победы 24 июня 1945 года участвовали 10 000
(десять тысяч) солдат и офицеров армий и фронтов. Прохождение парадных «коробок» войск продолжалось тридцать минут. За четыре года войны потери
нашей армии составили почти 9 000 000 (девять миллионов) убитых. И каждый из них, отдавших Победе самое драгоценное - жизнь! - достоин того, чтобы пройти в том парадном строю по Красной площади.

Так вот, если всех погибших поставить в парадный строй, то эти «коробки» шли бы через Красную площадь девятнадцать суток! Представьте этот парад. Парадные «коробки» - двадцать человек на десять. Сто двадцать шагов в минуту. В обмотках и сапогах, шинелях, «комбезах» и телогрейках, в пилотках, ушанках, «буденовках», касках, бескозырках, фуражках...

И девятнадцать дней и ночей через Красную площадь шел бы этот непрерывный поток павших батальонов, полков, дивизий. Парад героев, парад победителей. Задумайтесь! Двадцать на десять... Девятнадцать дней!»

Также в номере:
3 стр.

Парк открылся!
Репортаж об открытии городского парка культуры и отдыха им.Чехова
5 стр.

За Родину!
Итоги творческих конкурсов, посвященных Дню Победы
8 стр.

Поколение:
достижения и деятельность
харцызской молодежи
Читать газету полностью:
«Панорама» / №18 от 05 мая 2016 / г. Харцызск