Обычные люди
в сюрреалистичном
окружении

ОКНО В ДОНБАСС
Денис Григорюк о прифронтовой жизни Донецка
"Лет десять назад новая пара кроссовок, привезенная дальним родственником из-за бугра, становилась точкой отсчета нового периода в жизни — рисунок подошвы был подобием узора на ладони, по которому можно было предсказать будущее на год вперед. Счастье, которое можно было извлечь из такого приобретения, было безмерным. Теперь, чтобы заслужить
право на такой же его объем, надо было покупать как
минимум джип, а то и дом… Инфляция счастья".

Виктор Пелевин
Два года назад жизнь казалась проще. Родился, пошел в школу, поступление в ВУЗ, затем выбор рабочего места, старость, пенсия и благополучный конец. Казалось,
все так и будет. Жизнь по сценарию. С одной стороны, выглядит не очень. Скука и рутина. Но в какой-то момент жизнь внесла свои коррективы. Тогда я понял значение строчки из песни Ассаи "Дебилы все как один хотят опасный лайф".

Действительно, до войны в родном городе хотелось, чтоб в жизни произошло
нечто такое, что заставит её заиграть красками. Однотипность бытия сводила с ума. Наверно, поэтому все чаще я заводил новые знакомства в барах, кафе и клубах. Там люди пытались отвлечься от серости жизни. Где-то на дне стакана выход должен был найтись, но на утро просыпался с гудением в голове и день сурка повторялся вновь.

Выход из замкнутого круга получилось найти лишь когда на город стали падать мины и снаряды от БМ-21 "Град". Жизнь поделилась своей скрытой стороной, о которой все слышали, но предпочитали пропускать, не впускать слишком глубоко
в сердце. Каждый из нас понимал, что это могло произойти, но до последнего
не хотелось верить в реальность происходящего.
Вот уже прошло два года. Два незабываемых, со знаком минус, года. Хочется
забыть, но не получается. Да и понимаешь, что не нужно. Войну не стоит предавать забвению. Её нужно помнить. Поэтому в Донецке открывают все новые и
новые памятники погибшим гражданам.

Когда задумываешься о цифрах человеческих жертв, то понимаешь, что произошло нечто ужасное - инфляция человеческой жизни. В памяти ещё свежи те годы, когда событием становилось убийство одного человека. Сегодня же для нас десятки смертей уже не кажутся чем-то новым. Люди привыкли, что человеческая жизнь на войне практически ничего не стоит. Ежедневно гибнут как мирные, так и военные. Война не щадит и детей, чьи жизни особенно ценны.
Но, с другой стороны, война открыла глаза на жестокую реальность. Смысл фразы "каждый из нас уникален, как узор снежинки" изменился и превратился в "каждый из нас хрупок, как снежинка". Война научила ценить каждое мгновение, проведенное
с близким человеком. Вспоминая уничтоженных горем родственников погибших, понимаешь, что важнее человеческой жизни ничего быть не может.

И вновь приходится переосмыслить свою жизнь. Цена человеческой жизни возрастает от осознания её невечности. Парадоксальность в том, что вокруг
гибнут люди и кажется, что жизнь ничего не стоит, и от этого ты дорожишь людьми
намного сильнее, чем когда-либо. Происходит обесценивание материальных благ,
когда видишь, что они разрушаются и восстанавливаются, а умершего человека
не вернуть никогда.
* * *

Сегодня я отправился в место, которое ещё не успело заживить свои раны.
Большая часть города уже давно вновь успела привыкнуть к мирной и размеренной жизни, но не на северной окраине Донецка. Киевский проспект - символичное место. С особой жестокостью украинские военные огнем выжигали из Донецка все,
что связано с Украиной.


Местные с опаской смотрели на человека с камерой. Я старался
не выделяться, а просто делать снимки прифронтовой жизни города.
Абсолютно обычные люди в сюрреалистичном окружении.