«Экстремалы» Донбасса: готовы к труду и обороне

ОКНО В ДОНБАСС
Донецк – город прекрасный и немножко сумасшедший. Два года их бомбят. Два года пытаются смешать с землей, планомерно уничтожить, «очистить украинскую землю от гнилой ваты».
А им… адреналина не хватает. Они тут экстрим-фесты устраивают. В параплановый клуб народ набирают. Катамараны собирают.
Не верится, да? И мне не верилось.

На этих выходных я решила познакомиться с донецкими экстремальщиками поближе, и начала с парусных соревнований «Кубок Донбасса». Проходил он
на Старобешевском водохранилище. Соревнования такие проводятся еще
с шестидесятых годов.

Суть гонки в том, что нужно собрать катамаран, провести его по определенному маршруту и первым прийти к финишу. Катамаран – это паруса и брезентовый квадрат на воздушных подушках. На квадрате этом помещается до четырех
человек, но обычно экипаж состоит из троих: капитана, рулевого и матроса.

Спасательный жилет и непромокаемые штаны – обязательный элемент одежды отважного морехода. Точнее, в данном случае, водохранилищехода. Потому что обязательно в каждой гонке кто-нибудь, да перевернется.

Но сегодня – практически полный штиль. Это придает гонке дополнительную сложность. Ведь мастерство состоит в том, чтобы поймать в паруса нужный
ветер так, чтобы он нес тебя в правильном направлении.
Открытие проходит под флагом Донецкой народной республики. Оказывается,
в этом году впервые за много лет участникам не пришлось сдавать взносы на проведение гонки – проведение «Кубка Донбасса» спонсировала районная администрация. Вы чувствуете, как веет от этого факта пережитком проклятого совка? Понимаете, как стремительно погружается Донецк в пучину советского застоя? Ужасно. Вообще, в рамках десоветизации надо бы отменить всех этих
людей, как и двадцать-тридцать лет назад, собирающих катамараны,
расставляющих палатки, играющих на гитаре у костра. Что это за наследие прошлого, в конце концов.

Меня взяли матросом на катамаран «Меркурий». Плавание получилось не очень экстремальным: пять километров мы преодолевали около трех часов. Тихим солнечным днем поймать ветер оказалось очень непросто, но и другие судна оказались в таком же состоянии. В итоге пришли пятыми.
А на следующий день я знакомилась с командой молодых экстремальщиков – роупджамперами. Роупджампинг – это прыжки с веревкой с высокого объекта
при помощи сложной системы амортизации из альпинистских веревок и снаряжения. Команда «8 этаж» устраивает такие прыжки девятый год.

- Когда началась война, — рассказывает организатор Ира, — нам сначала
прыгать здесь запретили. А потом мы познакомились с Сашей Камышовым
из ГНК «Вежливые люди», и Министерство спорта выдало нам разрешение
на проведение прыжков. Вот и прыгаем.

- Неужели не хватает адреналина от бомбежек?
- А мы экстримозависимые, — смеется Ира.

Совершить прыжок с девятого этажа пришлось и мне. И вот тут оказалось, что сделать шаг вперед с балкона недостроенной девятиэтажки намного страшнее, чем на передовой наблюдать, как вокруг ложатся мины. Тело сопротивляется и прыгать не хочет. «Ты чего, хозяйка? — жалобно говорит тело. – Мы же разобьемся! Веревки? Какие веревки?». Веревки и страховочные обвязки тело игнорирует. Оно понимает, что под ним двадцать пять метров свободного падения. Оно понимает, что не останется целым при прыжке с такой высоты. Поэтому самое страшное и прекрасное в роупджампинге – это преодолеть слепой ужас тела и шагнуть вперед, к террикону на горизонте. А потом уже наступает полет.
Поднимаюсь на дрожащих ногах.

- Я думала, что ничего уже не боюсь, — жалобно говорю я.

- У нас тут были ребята из батальона «Спарта», — смеется Ира. – Кричали:
да ну вас нафиг, у вас страшнее, чем на передовой.

- Прыгнули?
- Ага. С криками и визгами. Но первый все-таки прыгнул, а остальным
уже отказаться нельзя было.

Так они и живут, раз в две недели устраивая прыжки. Экстримозависимые.
Не хватает им экстрима, адреналина не хватает. Их бомбят, а им мало. Кажется,
у тех, кто пытается их уничтожить, скоро будут серьезные проблемы. Когда эти сумасшедшие напрыгаются. И наплаваются.

Нет, вы понимаете, что их точно не победить?
Анна Долгарева / 05 июня 2016
Оригинал: Журналистская правда