Собачья жизнь достаётся людям, а не собакам

ОКНО В ДОНБАСС
16 марта в центре Шахтерска ребенка практически растерзали собаки. Ваня просто шел домой, где его ждали родственники, любимые мультики и игрушки. Все это оборвалось в один миг. Что спровоцировало псов сейчас сказать сложно. Даже взрослому человеку трудно представить, что вынес мальчик, когда его буквально рвала стая. Сухие строки диагноза заставляют содрогнуться: «Множественные обширные раны туловища верхних и нижних конечностей. Обширная скальпированная рана волосистой части головы с дефектом лица справа».
Лето ребенка проходит в четырёх стенах

Малыш пролежал почти всю весну в Донецкой Республиканской травматологии и только в конце мая был выписан домой. Мы встретились
с мамой Анжелой и Ваней в Донецке как раз накануне третьей вакцинации от бешенства. Прививка переносится довольно тяжело, проводится в присутствии заведующего отделением, анестезиолога, медсестры и
требует госпитализации.

Ваня завладевает моим фотоаппаратом и с упоением фотографирует
все вокруг, пока мы беседуем с мамой. Я и не подозревала в нем такой непосредственности и живости.

- Обидно, мой сын ничем не болел до этого, рос совершенно здоровым, активным ребенком. Как теперь еще скажутся все травмы и прививки на
его здоровье в будущем? – вытирает слезы мама Анжела. - Ванечку
хотели оставлять на второй год в школе, но сейчас с ним индивидуально занимается учитель. Спасибо школе № 4 за это! Нам предстоят еще операции. Вы сами видите, некоторые раны, например, на голове и пояснице очень глубоки, они до сих пор не зажили, мы продолжаем лечение. А самые страшные из них те, которые не указаны в том диагнозе – психологическая травма. Сын пережил колоссальный стресс, шок.

А самое главное, что ничего не изменилось в городе. Собаки там бегают
по-прежнему стаями и ничего не предпринимается. Никто не понес наказания за случившееся. Знаете, Ваня после возвращения из Донецка ведь ни разу на улицу не выходил. Сидит дома, потому что боится выйти.
Так проходит его лето. Это разве нормально?

Анжела говорит, что мальчик боится теперь даже маленьких собак.
Психолог посоветовал им приобрести щенка, чтобы преодолеть стресс,
но мальчик наотрез отказался от этого.
Раны спустя три месяца так и не зажили

У Вани шрамы по всему телу, включая лицо. Врачи называют такие раны «живыми», парню предстоят еще пластические операции в сентябре,
а значит, он неизбежно опять отстанет в учебе. Анжела плачет так беспомощно и горько. Потом справляется с собой и продолжает:

- Спустя продолжительное время после происшествия ветеринар выдал
нам справку, что собаки те были не бешеные и доверительно сообщил,
что уже было дано разрешение на их отстрел. Но об этом узнали защитники животных и подняли невообразимый шум. Им было страшно жаль собак.
А моего мальчика не жаль. Вот такая избирательная гуманность. Недавно
на коллегу напала собачья стая, но взрослый человек отбился. Другой моей знакомой не так повезло, кобель цапнул ее. Буквально вчера собаки искусали ноги девочке-подростку, ей тоже теперь предстоят мучительные прививки. Даже вынести мусор становится настоящей проблемой, ведь
псы облюбовали эти места, как и заброшенные здания. Я, наивная, думала ситуация как-то изменится после всего, что случилось с Ваней, но, видимо, ждут еще одной трагедии.
Мэры не для меры

Женщина говорит, что инициативная группа жителей Шахтерска ходила
к мэру Алексею Швыдкому, просила принять меры.

- На это он им дал заверения в своей горячей поддержке, но сделать при этом ничего не в силах, сказал, это не в его компетенции, да и не хочет ссориться с защитниками животных, - разводит руками женщина. – Неужели сложно вывезти собак в питомники, пусть Донецка, коль нет своих? Раз вы не хотите их отстреливать, так сделайте же что-нибудь! Сколько мой сын будет сидеть дома?!

Эти риторические вопросы плюс парочку от себя я и направляю руководству Шахтерска. Ответ терпеливо ожидаю трое суток, потом начинаю звонить в отдел внутренней политики города. Там заверили, что вопросы мои руководство Шахтерска получило и уже работает над ответами. Насколько эта работа была продуктивной, мне пришлось убедиться очень скоро, получив ответ на четырех страницах.
Законы защищают собак, а не людей

Вот только часть официального ответа:

«В соответствие с ч.2 ст.86 Конституции ДНР, Постановлением
Совета Министров ДНР № 9-1 от 02.06.2014 «О применении Законов на территории ДНР в переходный период» (с изменениями и дополнениями), Законами Украины «О защите животных от жестокого обращения»,
«Об охотничьем хозяйстве и охоте» регулируется вопрос обращения с бездомными и дикими животными, а также предусмотрен запрет на их травмирование и отстрел. Отлов бродячих кошек и собак предусмотрен, при наличии приютов для беспризорных животных, с целью регулирования их численности в населенных пунктах методами биологической стерилизации».


В этой мешанине из статей закона Украины и молодой республики места
для защиты маленького Вани не нашлось. Кроме того, указывается, что
Ваню покусала «стая бешеных животных». Так бешеные они были или нет?
И если да, то почему до сих пор никто не наказан за этот беспредел – очаг бешенства в населённом пункте. А если все же нет, то вызывает сомнения компетенция составившего это письмо.

Затем идет пространное объяснение об отсутствии в городе приютов,
а также средств на эти цели. Собакам Шахтерска остается только позавидовать, к ним отношение вполне человеческое, чего не скажешь о горожанах. В этом меня заверили следующими строками:

«Администрация города Шахтерска обеспокоена сложившейся ситуацией, ищет пути решения вопроса обращения с бездомными животными, относя его к одному из важнейших. К варварским методам уничтожения беспризорных собак в местах их обитания администрация не прибегает».

Это, конечно, хорошо. Но какие именно действия предпринимаются администрацией? Даты заседаний по этим вопросам, решения и контроль исполнения почему-то забыли указать.

Странно, но ведь тот же закон Украины «О защите животных от жестокого обращения», которым так умело чиновники оперируют в своем ответе гласит, что: «предусмотрен исключительный перечень случаев, в которых возможно умерщвление животных: - при регулировании численности диких животных и животных, которые не содержатся человеком, но находятся в условиях, полностью или частично создаваемых деятельностью человека». Это только один из пунктов, но он подходит под Ванин случай.
Откупились кашами

Правда, оптимизма добавляет обещание:

«С целью сокращения численности беспризорных животных администрацией города Шахтерска в III квартале 2016 запланировано финансирование работ по отлову, проведению стерилизации и вакцинации бродячих животных от бешенства, с последующим
возвратом их на место обитания, которые будут осуществляться коммунальным предприятием «Животные в городе» (г. Донецк)»


А завершается многостраничный ответ перечислением помощи, которую получила семья Труновичей. Это, безусловно, здорово. Вот только гуманитарные крупы и консервы вряд ли способны исправить сложившуюся ситуацию. Перечисляю маме Анжеле сколько добра сделано для их семьи администрацией, на что получаю неожиданный ответ:

- Да, мы получили денежную помощь в размере 8 тысяч рублей, помощь от Красного Креста. Спасибо за это. А вот о ежемесячной помощи нашей семье, которую мы, оказывается, получаем на постоянной основе, я слышу впервые от вас, - изумляется мама мальчика.

Насколько честны остальные заверения в официальном письме, остается только догадываться. Я попросила прокомментировать ситуацию кинолога
с 30-летним стажем Ольгу Дмитрук.

Комментарий кинолога:

Такое бездействие спровоцирует появление догхантеров, и пострадают
ни в чём не повинные собаковладельцы и собаки. Нужно плотно заняться образованием населения. Обучать, как себя вести при встрече с незнакомой собакой, как погасить возбуждение животного (оно может перерасти в агрессию), как не допустить появление на свет ненужных щенков, как воспитать личную ответственность по отношению к животным.
Кинолог Ольга Дмитрук / Фото Александры Пилипец
Нужны просветительские лекции биологов, кинологов (но кинологов, не занимающихся разведением и продажей щенков), встречи со школьниками, с коллективами предприятий и учреждений. Нужны массовые мероприятия типа Кубка Пифа, поднимающие престиж беспородных собак. Нужны штрафы за попустительство в размножении животных (например, на территории предприятия живут собаки, и если они не стерилизованы – штраф).
Нужна реклама приютов и должна быть разработана система поощрений законопослушных владельцев, не размножающих своих собак (например, бесплатная вакцинация от бешенства).

Программы «Отлов, стерилизация, выпуск», как показывает опыт, - недостаточно. Слишком бесконтрольно и долго размножались собачьи
стаи до этого в городе, и не только беспризорные. Почему-то люди твёрдо убеждены, что если у них живёт собака, то она обязательно должна размножаться, а отсюда – нескончаемый приток животных на улицу,
где они уже размножаются без помощи человека.

И, конечно, администрация должна обязательно доносить до населения свою деятельность и её результаты, чтобы люди видели, что руководство не сидит, сложа руки. И дело не в отсутствии денег. Дело в отсутствии желания изменить ситуацию.
Юлия Андриенко / Фото автора / Оригинал опубликован в газете
«Комсомольская правда» от 22 июня №68 (26544) 2016 года