ОКНО В ДОНБАСС





«Здесь будет город заложён…»



История имён донбасских городов. Часть 3

Дорогие друзья, мы возвращаемся к этимологии донбасских городов. Постоянные наши читатели, конечно, помнят, что начало данного материала было опубликовано в предыдущих выпусках «Донецкого времени».

Сегодняшний вояж по донецкому краю начнем с северной его околицы. СВЯТОГОРСК – название абсолютно прозрачное, образованное от топонима Святые горы. Но в истории городка было немало виражей, и его предыдущие имена заслуживают детального разбора.

Карта Московии / Сигизмунд фон Герберштейн / 1549 г.
Святогорск

Собственно Святыми горами называются меловые выступы на правом берегу Северского Донца. Святыми они стали именоваться за то, что здесь издавна находили пристанище монахи- пустынники (есть версия, что чуть ли не с XI века, и археологические раскопки это подтверждают). Здоровый климат и окружающее благообразие вкупе привлекали к этой местности святых людей, а мел был крайне удобен для выдалбливания пещер. Впрочем, церковные предания датируют появление здесь первых жителей более поздним периодом – XIV–XV веками. Первое же достоверное упоминание о Святых горах относится к 1549 году – пишет о них австрийский дипломат барон Сигизмунд фон Герберштейн в книге «Записки о Московии».

Постепенно пустынники организовались в коллектив, а в 1624 году им
была пожалована царская грамота на право владения этой землей. Так был основан Успенский монастырь. Правда, мирно существовать ему довелось недолго – уже через полвека, в 1679 году, был он захвачен и разграблен крымскими татарами.
барон Сигизмунд
Фон Герберштейн
Впрочем, через время монастырь восстановили, но в 1787 году по указу Екатерины II он был упразднен. Земли отобраны в казну, а через три
года дарованы фавориту императрицы князю Потемкину-Таврическому. Светлейший Григорий Александрович на одной из меловых гор отгрохал дворец, а на берегу озера, образованного поймой реки, устроил купальни для гостей. Оттого и само озерцо, и селение на его берегу получили название Банное. С таким именем этот населенный пункт просуществовал аж до 1964 года. Примечательно, что через год после получения монастырской земли в собственность князь, еще не старый и довольно здоровый человек, умер от перемежающейся лихорадки. Может, совпадение, а может, рука Божья… Превратил святое место в баню – поплатился…
В XIX веке наследники Потемкина способствовали восстановлению монастыря, который через время стал одним из крупнейших в империи. Однако уже спустя 70 с хвостиком лет его вновь ждала черная полоса. Советская власть такого центра «опиумной» пропаганды потерпеть в
силу своей идеологии не могла, и обитель была упразднена
(если мягко выразиться).

* * *


Всем известен белый монумент товарищу Артему, основателю Донецко-Криворожской советской республики, расположенный на горе по соседству с монастырской. Этот 28-метровый гигант авторства Кавалеридзе в настоящий момент застрял комком в глотке бандеровского режима, и судьба скульптуры видится, увы, печальной… А ведь именно Артем в свое время, можно сказать, спас обитель от тотального уничтожения. Культурный был человек, хоть и атеист, рекомендовал не разрушать Святогорские храмы, а устроить в них кинотеатр и библиотеку. В рамках своего времени сделал все, что мог. Так что его фигура по соседству видится очень даже уместной. А великие «реформаторы» и переименовщики современности не достойны и голубиный помет с его железобетонных плеч обметать.

В 1922 году, уже после гибели Артема, в бывшей монастырской гостинице был открыт 1-й Вседонецкий дом отдыха. Банное стало курортным поселком, а в 1938 году – даже городского типа. После войны здешняя инфраструктура развивалась настолько бурно, что в 1964 году было принято решение повысить статус поселка и признать его городом. Но город Банное звучало не очень гордо, и название решили изменить. На Славяногорск.

Совершенно очевидно, что первая часть отсылает нас к Славянску, центру района, в котором и расположен новонареченный Славяногорск. А что касается элемента -горск, традиционного для таких образований… Верно ли будет связывать его исключительно с горами? На этот счет лингвисты колеблются с утверждениями. Дело в том, что этот суффикс имеет и второе значение – «город». Например, Углегорск (в Донбассе) или Зеленогорск и Светлогорск (в Ленинградской области) расположены вовсе не на горах. Так что Углегорск вполне мог зваться Углеградом (то есть «городом угля»). Вот и Славяногорск, скорее всего, возник как «город Славянского района», а связь с горами здесь вторична. Впрочем, можно остановиться на компромиссном решении: Славяногорск – «город Славянского района среди гор».

В 1992 году Святогорская обитель была вновь открыта, а в 2003 году Славяногорск пере­именовали в Святогорск. Ну уж это название точно мотивировано горами. Святыми.
Славянск

От Святогорска логично было бы спуститься к районному центру. Славянск на вид имеет вполне прозрачное название, славянское. Но и здесь народная фантазия кренделей наплела, чтобы лингвисты не заскучали.

История города – давняя, и связана она с соляным промыслом. Еще в «Описании к карте 1527 года» есть указание на то, что в четырех верстах от Донца находятся соляные озера. Из различных мест Русского государства ехал сюда люд – соль вываривать. Озера звались Торскими – по имени реки Тор, впадающей в Донец (нынче – Казенный Торец), да и само урочище, где озера располагались, тоже Тором называлось.

Пока приправу добывали, жили оседло, а кто-то и вовсе на ПМЖ здесь оставался. Места были пограничные, а значит, непростые в отношении безопасности. Татары то и дело хищнические набеги устраивали. Солеварам приходилось не­устанно заботиться о защите бизнеса, да и попросту о собственной шкуре. А потому в XVII веке в этих краях, на Кальмиусском, Изюмском и Муравском шляхах, выстроено немало острожков и прочих укрепленных точек. Так в 1645 году возле Торских озер возникла крепость, над которой был поднят флаг царя Алексея Михайловича. В официальных документах сооружение было записано как Тор. Но народ в бумажки царские заглядывать был не горазд и по старинке звал укрепление Соляным.

Городской парк культуры и отдыха в Славянске
«Торная» биография местечка тянулась аж до 1784 года, пока оно не было повышено в статусе до уездного города Екатеринославского наместничества и переименовано в Славянск. Казалось бы, совершенно пресное, славянское название… Но «белая смерть» так пропитала сознание местных жителей, что они и из Славянска ухитрились «выварить соль». Народная этимология предлагает нам такую заковыристую цепь наименований: Солеварск – Солеванск – Славянск. Версия, скажем честно, притянута за уши. Проверить ее проблематично. По документам такие трансформации не проходят, а как там народ между собой это место называл – поди у покойников спроси…

* * *

Гораздо значительнее смотрится иная теория, отраженная в «Кратком топонимическом словаре» В. Никонова. В конце XVIII века русская армия изрядно расширила владения своего царства на юге – до Приазовья и Причерноморья. И бывший приграничный городок, от чьих стен отодвинули назойливых басурман, вздохнул наконец привольно, оказавшись в глубоком тылу русских земель. Эту победу славянского народа над турками якобы и подчеркнула императрица, переименовав корявый, не по-русски фыркающий Тор в благозвучный, однозначный Славянск.

Кстати, о Торе. Он-то что означает? Слово настолько мхом поросло, что корней и не сыскать. Но лингвисты ребусов не страшатся, тем более что наследил этот Тор в нашем крае порядочно.

Первое, что приходит на ум, – ассоциация со славянскими словами «торный», «проторить». По мнению лингвиста П. Ваденюка, корень -тор- «выражает понятие движения». Что ж, Тором, как мы помним, река называлась – она-то, ясное дело, движется.
Однако есть в этой «славянофильской» версии одна закавыка: в то время, когда родилось такое название, река протекала далеко от южнорусских земель. И логичнее было бы искать корни загадочного Тора не среди славянских языков. Такую версию выдвинул немецкий языковед Макс Фасмер. Он предложил иранскую («скифскую») теорию происхождения
Тора – от слова «быстрая». Может, и так, хотя сомнительно, чтобы
Тор казался скифам слишком уж бурным.

* * *

Донецкий лингвист Е. Отин в качестве рабочей гипотезы выдвигает возможность поиска Торовых корней на тюркской языковой почве.
Ведь эта река протекала через кочевья восточного объединения половцев,
а до них на этой территории обитали и другие тюркские народы.

По мнению Отина, вполне возможно, что слово «Тор» образовано
от тюркского прилагательного «тар» («узкий», «тесный», «тонкий»).
Мол, была эта речка «щуплой» по сравнению с какой-то другой
водной артерией, может, с тем же Донцом…

Не знаю, вполне ли мы разобрались с Тором… Выберите версию, которая устраивает лично вас. Да, кстати, река Тор позже превратилась в Торец, и очень просто: появилась крепость с тем же названием, и народ речке суффикс -ец подарил – разнообразия ради. А то путаница, сами понимаете…
Краматорск

Но не расслабляйтесь, дебри еще не кончились, и от Тора мы далеко не ушли. Здесь же, неподалеку, встречаем город Краматорск. Чувствуете, Тором попахивает? Так и есть, не обошлось без него… Ну, ладно Тор, а что
за «крама»?.. На этот счет есть сразу несколько предположений.

Начнем с легенды. И здесь снова маячит соль, просто-таки не дает она народу покоя! Приметили языковеды-любители, что загадочная «крама» похожа на украинское слово «крам» («товар»). А какой здесь мог быть товар? Конечно, соль! Наварили гору, самим съесть не под силу – нагрузили телеги и повезли этот белый «крам» на экспорт в «недосоленные» регионы страны. Стало быть, по этой теории «крам торский» породил Краматорск.
Признаюсь, странновато выглядит эта версия. С чего бы вдруг добытчики
так застеснялись слова «соль», что решили заменять его на какой-то абстрактный «крам»? Вроде ничего неприличного… Тем более что соль в географических названиях сплошь и рядом без стеснения упоминается.
Соли галичские – Солигалич, соли камские – Соликамск, соли вычегодские – Сольвычегодск. По этой версии уж скорее не Краматорск вышел бы, а Солиторск (почти Солитёрск, вот до чего дофантазировались!).

Так что это вряд ли. Теперь, пожалуйста, версия еще похлеще. И с тем же «крамом». Дескать, в качестве товара выступала вовсе не соль, а вяленая рыба, которую чумаки продавали по пути домой. А в районе Краматорска у них якобы торговая точка была, которая так и называлась – Крамовый Торг, или Крамоторг. Час от часу не легче – советским сложносокращением потянуло: военторг, коопторг…

Это еще не конец! Была попытка связать многострадальное название с французским словом crematoire («большая печь»). Мол, завод же здесь,
печи у него большие. Бедные краматорчане… Город-крематорий… Спешу успокоить: версия не выдерживает критики, так как означенный завод был построен только в 1887 году, а поселок именовался Краматоровкой еще задолго до этого. Да и вряд ли кто-то мог догадаться печи завода крематориями называть…

Наиболее вероятной выглядит версия «пограничная». Помним же, что по Тору граница русских земель пролегала. В русских народных говорах «крома» как раз и значит «край, рубеж, граница». Если взять литературный язык, то сразу вспоминается слово «кромка», имеющее то же смысловое наполнение. Так что предлагаю остановиться на варианте с границей – крома Торова, или крома Торская, то есть крома (граница) по реке Тор.

Позже, когда границу перенесли к югу, значение понемногу утратилось, а при быстром произнесении и с учетом великорусского аканья получилась Краматоровка, позже – Краматорск.
Константиновка

Движемся далее к югу по уже привычной трассе. Дружковку проезжаем,
о ней писал в первой части материала. Далее – Константиновка.

Ничего неординарного. В основе названия – Константин. Остается разобраться, что это за Костя такой важный, в честь которого город назван…

Впрочем, сначала, конечно, города никакого не было – так, село. Историю свою этот населенный пункт официально ведет с грозного и героического 1812 года. Именно тогда некто помещик Номикосов основал здесь село Сантуриновка. Название какое-то для русского слуха вычурное. Да и фамилия землевладельца тоже, хотя и на -ов заканчивается. Налицо греческий фундамент указанных имен собственных.

Константиновские историки, углубившись в вопрос, выдвинули предположение, что название села в Донбассе как-то связано с греческим островом Санторин в Эгейском море. Точнее, даже не островом, а мини-архипелагом, это в далеком прошлом он был островом вулканического происхождения. Примерно в 1500 году до н. э. внезапно проснувшийся вулкан взорвался, остров ушел под воду, оставив на поверхности серповидные ошметки суши, а цунами от взрыва докатилось до Крита и наделало там беды. Утверждают даже, что это стало причиной упадка минойской цивилизации. Кстати, есть версия (которую, в частности, поддерживал Жак-Ив Кусто), что Санторин и был таинственной Атлантидой, описываемой Платоном.

Какова связь между нашим помещиком и легендарным островом, остается только догадываться. Греков-то в Донбассе немало, не исключено, что корни одного из них остались в Эгейском море. Впользу этого предположения можно привести тот факт, что и сейчас на Санторине популярна фамилия Номикос, есть даже улица с таким именем. Был Номикос – стал помещик Номикосов.

Так или иначе, Сантуриновка была основана. Позже у помещика родился сын Константин, который и унаследовал в свое время отцовские земли. Новый хозяин основал неподалеку от Сантуриновки новое поселение, получившее в честь него имя Константиновка. Документы говорят, что к 1859 году в нем проживало 29 человек, тогда как в Сантуриновке – 280.

В 1869 году с постройкой Курско-Харьковско-Азовской железной дороги около Константиновки открылась станция. Дальше – по традиционной схеме: станция подмяла под себя окрестные села, присвоив название одного из них. А Сантуриновка и сейчас существует – так называется один из окраинных районов Константиновки.
Красный Лиман

Двинувшись к югу, мы неоправданно оставили в стороне город Красный Лиман. Вернемся к нему и разберем динамику его наименования. Думаю, всех нас мало волнует тот факт, что нынешняя политика украинской власти «обесцветила» населенный пункт, оставив ему только вторую часть. Как сказал Александр Захарченко, отвоюем – переименуем все обратно.

Разберем название города. Вторая его часть вызывает некоторое удивление. Если бы Лиманом звался город в устье Днепра или Дуная, это было бы банально до зевоты. Но здесь, в окружении лесов…

Все дело в остатках древних озер, образованных, по-видимому, водами протекающего рядом Северского Донца. Так или иначе, местность славится своими водоемами, и казаки, в XVII веке основавшие здесь слободу, назвали ее Лиманом – с учетом этого озерного фактора.

Что касается расцветки, то «покраснел» Лиман в 1923 году. Вернее, сначала окрасилась железнодорожная станция Лиман-1, став Красным Лиманом. А позже станция срослась с селом Лиман, и в 1938 году этот союз получил статус города с привычным нам двойным названием.

Продолжение следует…
Роман Карпенко / «Донецкое время»,18 мая 2016, № 19 (33)

При подготовке материала использованы книги Е. С. Отина «Происхождение географических названий Донбасса» и «Топонимия Донетчины»