Наперекор войне

ОКНО В ДОНБАСС
Военные сводки по ДНР становятся все более насыщенны информацией об обстрелах наших городов и районов украинскими карателями. Один из многострадальных ‒ Кировский район столицы Республики. Куда мы и направились. Вполне естественно, начали со знакомства с главой районной администрации Юрием Будриным.

Адреса новых повреждений

– Сами видите, Киев полностью саботирует Минские соглашения. Мало того что украинская сторона тормозит мирный процесс, участились обстрелы.
В нашем районе основной удар приходится на улицу Бирюзова, на Абакумова, Лидиевку, Старомихайловку, последнюю утюжат чуть ли не каждый день. Бьют или по жилому сектору, или в поля. 15 июля под обстрел попал поселок Лозовское, который по просьбе его жителей вскоре будет присоединен к нам. Он граничит с Кировским районом, поэтому, думаю,
это правильное решение.


– Вы сказали, что ВСУ ведут обстрел «в поля». Их цель, как понимаю, повредить линии электропередач?

– Обстрел 15 июля велся как раз по высоковольтной линии. В результате
в течение шести часов была обесточена шахта имени Скочинского. Людей, слава Богу, вывели и где-то в шесть утра восстановили электроснабжение.


– Ни для кого не секрет, что в районе масса разрушенных домов как частного сектора, так и многоэтажек. Как идет их восстановление?

– На сегодняшний день у нас получили повреждения более трехсот частных домов. Есть государственная программа предоставления стройматериалов на восстановление частного сектора, согласно которой и работаем. Заключили договор с машзаводом «Буран». Он предоставил складское помещение и площадку, откуда нуждающиеся могут забрать материалы.


– Люди ликвидируют разрушения только самостоятельно?

– В соответствии с программой это касается первой и второй категории.
Есть еще третья категория работ по восстановлению частного сектора. Их должны выполнять строительные бригады, составленные из специалистов соответствующих квалификаций. Людей подбирает Центр занятости. Возникающие по ходу вопросы находят свое решение.


– Это частный сектор. Как идет восстановление в многоэтажных домах?

– Здесь есть свои сложности, но с ними немного проще в плане организации. За счет коммунальных платежей управляющие компании
могут планировать средства на восстановление. ЦУВ предоставляет материалы для этого. Там, где живут люди, всё, что могли, сделали.
В многоэтажках практически все квартиры, пострадавшие от обстрелов, восстановлены. Была большая проблема остекления лестничных пролетов. И она уже решается. К сожалению, артобстрелы продолжаются и список разрушений дополняется новыми адресами.
Спасительное предчувствие

От этой части нашего разговора пойду излюбленным путем – «в крест простирания». К нашему общению с главой района мы еще вернемся.
А пока давайте глянем своими глазами на некоторые аспекты, о которых говорил Юрий Анатольевич. Первый пункт назначения – машзавод «Буран». Юрист предприятия Александр Свецицкий вводит нас в курс дела.


– Мы готовим площадку, складское помещение для гуманитарных грузов
и выдаем материалы: сыпучие, лес, кирпич, шлакоблок, шифер. С февраля работаем ежедневно. Люди приезжают на своем транспорте, а мы осуществляем погрузку. Но разгрузка на месте доставки – это уже их дело. Исключение делаем для инвалидов, которым наши работники помогают разгрузить материалы на месте.


В дальнейшем знакомстве с районом содействие нам оказала управляющая компания «Горняк- 2015». Точнее ее главный инженер Алла Лубинец.
В ведении компании находятся многоквартирные дома. Хотите верьте, хотите нет, но точки наших визитов не были спланированы заранее.
Алла Анатольевна называла адрес и говорила, что там произошло,
а мы сами определяли: ехать – не ехать. И как-то так вышло, что все пришлись на улицу Бирюзова.


Дом № 61. 24 июня снаряд, пробив крышу, разбил плиту перекрытия
в одной из квартир. Поднимаемся на десятый этаж. Звоним в дверь. Открывает миловидная девушка в положении. Любезно приглашает
в квартиру. Можно себе представить, сколько было здесь визитеров.


Несмотря на это, отношение доброжелательное. Извиняюсь за беспокойство и начинаю разговор с представителем старшего поколения семьи, мамой девушки Валентиной Полиенко.

– В полпервого ночи услышали «приземления», хлопки. Постояли в холле, подождали. Только открыли входную дверь, чтобы выйти на всякий случай на лестничную площадку, как нас вынесло туда взрывной волной. Из квартиры пошла пыль. Вначале решили, что пожар. Испугались, опустились на девятый этаж. Час не могли прийти в себя. Потом позвонили в полицию. Приехали сотрудники МЧС. Утром была военная комендатура, полиция, представители ЖЭКа, исполкома. Выяснилось, что снаряд пробил крышу, технический этаж и разбил плиту перекрытия над комнатой. Мы чудом уцелели, потому что выскочили из квартиры.


– Вечером жарко было, – подключается к разговору дочь, Евгения Бичурина. – Хотела пойти лечь спать в зале, там попрохладней. Но поленилась. Как чувствовала. Когда начинается обстрел, с соседями выносим стулья и сидим на лестничной клетке. Берем с собой документы. И так почти каждую ночь последние две недели. Не высыпаемся. Днем жарко, а ночами обстрелы.


– В вашем положении еще и такая нагрузка. Есть возможность куда-то выехать на время, пока будут ремонтировать плиту перекрытия?

– Не могу уехать, потому что не хочу оставлять квартиру. Мне в октябре рожать. Надеюсь, что к тому времени власти помогут нам с ремонтом.
Уже сделали крышу. Но восстанавливать плиту – это же не работа ЖЭКа. Необходимо решение архитекторов, специализированных строительных организаций. Мы не так давно сделали ремонт, поклеили обои. Купили новую мебель. И здесь такое… Огромная благодарность работникам ЖЭКа. Они помогли быстро вынести строительный мусор, мебель, навести хоть какой-то порядок. Дыру затянули брезентом. Мы понимаем, что восстановление плиты – это не настолько быстро. Но и не хочется,
чтобы дело затянулось до холодов.


Вот такая ситуация, когда определенные технические трудности не позволяют решить вопрос оперативно. Почему-то есть уверенность, что выход будет найден и семье не придется встречать холода в квартире, разрушенной «доблестными лыцарями».
Когда спасает дерево

Следующий адрес трагедии тоже на улице Бирюзова. Беда настигла людей две недели назад.

– В ночь с 12 на 13 июля нас «благополучно» обстреляли украинские вояки, – делится горем Людмила Ивановна. – Меня не было дома. Муж был один в квартире. Не успела я на такое «мероприятие». (Улыбается.) Слава Богу,
все живы-здоровы. Муж, конечно, получил страшный стресс.



– Жили себе, жили. Я почти 37 лет отработал в шахте. Хотели что-то оставить детям, – продолжает рассказ супруги Владимир Ильич. – Когда был прилет, лежал на диване, смотрел телевизор. Был где-то первый час ночи. Сразу
не понял, что произошло. Треск, шум, пыль. На мебели, стенах, потолке остались следы от украинских «подарков» – осколков. Вылетели стекла во всех комнатах. Рамы посечены и побиты. Все жильцы дома начали выходить на улицу. Смотреть, что к чему. Главный вопрос: все живы? Ну и слава Богу. Вместо выбитых стекол окна пока затянули противомоскитной сеткой.


– Снаряд рядом с домом взорвался?

– Да. Попал в абрикос. В общем-то, дерево нас в чем-то спасло. Представляете, если бы не в него, а в угол дома…


– По поводу восстановления куда-то обращались?

– В тот же день работники ЖЭКа составили акт. Его передали в управляющую компанию. Ждем решения. Понимаю, что дело небыстрое, но надеюсь, что до холодов все разрешится. Главное – живы. А со всем остальным разберемся.


По дороге к дому № 6 по улице Бирюзова Алла Лубинец пояснила, что «Горняк-2015» своими силами завершил восстановление 61 дома из 165 поврежденных. 32 дома вошли во второй этап общегосударственной программы восстановления. По ним подрядчики сейчас ведут работы.
По мере поступления заявок компания получает гуманитарную помощь.
Человеческая власть

По ходу рассказа Аллы Анатольевны добираемся до места назначения.
В шестом доме, где была необходимость, деревянные окна заменены на пластиковые. Сейчас идет восстановление крыши. У подрядчиков будут
еще и дополнительные работы: ремонт лестничных пролетов.

Дом пострадал изрядно. Как-никак прямое попадает в стену на первом этаже. Знающие люди поймут, что это означает для квартир и всего здания. Шрамы, конечно, некоторые остались, но в целом дом пестрит новыми белыми оконными рамами. Возле одного из подъездов сидят люди почтенного возраста. Разговорились.

– Всем жильцам дома, кто был в Донецке на тот момент, поставили стеклопакеты, – разъясняет ситуацию Зинаида Дмитриевна Черичанская.
– Оперативно привезли большущую фуру. В первом подъезде даже лестничные пролеты остеклили. Он был очень сильно поврежден.
У нас в подъезде вставили стекла во всех квартирах. У кого были деревянные рамы, теперь металлопластиковые. Думаю, за свои деньги
люди бы никогда не поменяли. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Не знаю, у кого могут быть претензии к нашим властям. Все, что на сегодня возможно, делается. Кстати, крыша в нашем доме протекала задолго до войны. Тогдашняя власть не находила времени отремонтировать.
Хотя, думаю, у них прежде всего не было желания. Люди для них были мусором. А сейчас все оперативно, по-человечески. Нравится мне,
как делают. Спасибо им за это.
Шахтные дела

На этой оптимистичной ноте возвращаюсь к нашему разговору с Юрием Будриным. И касаюсь не самого благостного, но животрепещущего вопроса.


– В вашем районе три шахты. Каково положение с ними?

– На сегодняшний день в работе только шахта имени Скочинского.
По «Лидиевке» вопрос о закрытии стоял еще до войны. В 2014 году шахты Абакумова и Скочинского серьезно обстреляли. И если шахту Скочинского успели спасти, откачать воду, и она сегодня работает по добыче, то на шахте Абакумова идет только откачка воды. Буквально месяц назад мы вместе
с директором шахты встречались с Александром Владимировичем Захарченко. Речь шла о том, что воду можно откачать, начать добычу и
дать людям рабочие места. Пусть добыча не будет довоенного уровня.

Но зато получим порядка двух тысяч рабочих мест. Что в сумме и подспорье экономике страны, и решение социальных вопросов. Две тысячи – это работающих. Да плюс их семьи. У людей появится возможность зарабатывать. Акцентирую внимание: сегодня зарабатывать, кормить
семьи. А не оказываться в роли просящих гуманитарку. Глава Республики воспринял наше предложение положительно. Перед встречей с ним я посоветовался с директорами шахт нашего района. Они сказали, что, откачав воду в течение трех месяцев, к Новому году шахта сможет начать добычу. А запасов угля на шахте Абакумова хватит не на один десяток лет.
«Хороший дядька»

– Район – прифронтовой, регулярно обстреливаемый. И при этом
нужно решать социально- экономические вопросы, психологически поддерживать людей. Как жители воспринимают сложившуюся ситуацию?


– У нас в районе 19 поселков. Регулярно встречаемся с людьми.
Такие разговоры нужны, они сглаживают остроту ситуации. Где-то даже
и пошутим. Людьми все воспринимается нормально. Бывает, на таких встречах находятся те, кто норовит что-то ляпнуть, чтобы завести народ.
Так сами жители их одергивают: «Ты зачем сюда пришел? Панику
разводить? Иди отсюда!» В 2015 году Украина хотя бы делала видимость,
что придерживается Минских соглашений, обстрелы были редкими. Тогда больше интересовало, когда у нас выборы пройдут, когда закончится война. А нынешняя ситуация вызывает у жителей недоумение. Сколько же можно, чтобы нас обстреливали безнаказанно? Почему мы не наступаем, не идем вперед? Но мы люди гражданские и не влияем на военных. В конце концов, им виднее, как и что должно происходить. Знаю одно: наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами. Дай Бог, чтобы побыстрей.


– Кроме встреч, так сказать, во дворах, вы проводите прием граждан.
С какими вопросами приходят люди?


– Естественно, со своими бедами. Не могу, конечно, каждому помочь материально. Бывает, содействую не в том вопросе, по которому пришел человек. Кстати, просто поговорить о наболевшем – это уже много. Приятно, что люди уходят с улыбкой на лице. Мир, как известно, полнится слухами. Иногда приходят на прием и говорят: «Мы – к вам, потому что нам сказали, что вы хороший дядька. Вы в любом случае какой-то вопрос решите».
Я всегда отвечаю: «Хороший дядька» – это не профессия». (Смеется.)

Меня это, конечно, радует. Кстати, безжалостно борюсь с проявлениями равнодушия по отношению к людям со стороны работников администрации. Такие случаи хоть и крайне редки, но, к сожалению, случаются.

Обратился человек по поводу угля для бытовых нужд. Он инвалид.
Из-за диабета ампутировали ногу. Начальник управления труда и социальной политики поступила с ним бездушно, прикрываясь различ-
ными формулярами и юридическими нормами. Но с ней мы еще будем разбираться. А человек пришел на прием ко мне. Чтобы решить его вопрос, обратился к главе администрации соседнего района, который вошел в положение. И житель Кировского района смог получить столь
необходимый для отопления дома уголь.

– Главой Республики Александром Захарченко подписаны документы
по проведению предварительных слушаний, праймериз…


– Для нас это своего рода экзамен. Оценка нашей работы людьми. Могу с уверенностью сказать, что команда районной администрации старается максимально помочь нашим людям, нашей Республике.
Текст: Олег Антипов / Фото: Захар Жаворонков / Газета «Донецкое время», № 29 от 27 июля 2016