ОКНО В ДОНБАСС



Естественный
бюрократический отбор


В известной песне Газманова поётся: «Чем выше давление,
тем крепче бетон». Метафорически этой фразой можно объяснить механизм естественного отбора «своих» людей, происходящий ныне
в России и ориентированный на улучшение человеческого капитала страны. Это наш путь, никак не похожий на путь «наших западных коллег», которые предпочитают заманивать хорошие кадры в свои страны завуалированно и не самыми честными методами.

Намедни в новостных лентах прогремела на первый взгляд довольно обыденная новость: действие документа, определяющего для въехавших в Россию донбассовцев льготные условия пребывания, заканчивается 1 августа. Но так как ситуация в регионе улучшаться не собирается, в ФМС РФ решили продлить его полномочия. Но это ещё не всё. Видимо, чтобы поддержать жителей Донбасса не только на бюрократическом уровне, но и в моральном плане, ФМС анонсировало ещё одну новость. Речь идёт об ужесточении правил пребывания в России граждан оставшейся Украины. С 1 августа будет запущен механизм, согласно которому украинцам даётся 120 суток на то, чтобы они определились со своим статусом, получили патент на работу или разрешение на временное пребывание.
«В случае, если они будут нарушать законодательство, им будет закрыт въезд
в Россию сроком от 3 до 10 лет»,— доходчиво объяснил глава ФМС России Константин Ромодановский.

Тем самым российские власти вроде бы очень ненавязчиво продемонстрировали,
по какому принципу они разделяют симпатии к украинскому народу и где
для России проходит та тонкая грань, которая отделяет братский народ от
народа опротивевшего (от слова противник).

Но есть одно но. На территориях, пока
ещё относящихся к государству Украина,
русские люди тоже есть.
Русские в таком же смысле, в каком русскими являются жители Донбасса.
Есть такие и в Харькове, и в Днепропетровске, в Одессе, Суммах и даже Киеве.
Для них, которые нынче оказались буквально окружены идеей украинско-европейского превосходства, выезд в Россию был едва ли не единственной возможностью спастись от тотальной украинизации головного мозга. За свои убеждения и действия, направленные на поддержку пророссийской стороны, многие дорого расплачиваются: есть случаи побоев, нападений и даже убийств (вспомним ныне покойного Олеся Бузину). Но самое главное - это то, что представители других областей Украины нередко встречаются среди ополченцев, а ещё волонтёров. Сегодня многие из них так или иначе обращаются к России: кто-то едет сюда лечиться, кто-то закупает здесь гуманитарные продукты, кто-то восстанавливается после ранений и так далее. И давайте помнить, что у большинства есть семьи, которые они предпочитают вывозить подальше от украинских спецслужб.
Просто, чтобы было спокойнее. Дружеское плечо ФМС могло бы очень
поддержать такие семьи.

Получается, что всем выходцам из Украины, которые приняли сторону России,
ФМС совершил совершенно медвежью услугу, и эти люди де-факто оказались почти без поддержки. В своих городах они не могут оставаться, так как никаких симпатий
к правящему там режиму они не испытывают, за что ещё и могут попасть
«на подвал» как минимум. А в России, в их моральном убежище, они теперь оказались считай «неблагонадёжными».

Миграционное ведомство тоже можно понять: прописка на сегодняшний день является единственным официальным маркером, по которому можно оценить «степень родства» с владельцем паспорта с тризубом.
Отличить дончанина от харьковчанина или киевлянина людям в кабинетах ФМС
без взгляда в паспорт невозможно: все они прекрасно знают русский язык, не имеют отличительных черт на лицах и так далее.
Это некогда один народ — и других различий,
кроме духовных, у них нет.
Так что никакие тесты и экзамены для определения, насколько искренне человек хочет быть в Российской Федерации, здесь не прокатят. Решением в этом случае могло бы стать, например, предварительное обращение граждан из Украины к властям ДНР и ЛНР. Во-первых, туда просто так сегодня никто не поедет. Хотя это было бы неплохим тестом — провести месяц в республике, хотя бы в тылу. Но, если серьёзно, как раз в этих регионах своих и чужих вычисляют мгновенно и практически безошибочно. МГБ, например, умеет очень качественно проверять такие вещи. Но проблема в том, что ДНР и ЛНР в мире ещё пока не признаны,
а значит, делать регуляторные указания на основании квитанций из республик Россия пока не может.

А если начистоту, то наше общество давно уже могло бы развить неплохой механизм по содействию в переезде сюда для «своих» иностранцев. Умных, красивых людей, которые могли бы послужить на благо государству, если им дать для этого условия. Этим можно было бы особо не заботиться, но нужно при этом иметь ввиду, что солидные западные власти сегодня только этим и занимаются, прикрываясь благопристойными на вид программами вроде «Work & Trawel» или стипендия Фулбрайта. Оказывается, эти ребята несколько наглее, чем кажется, и уже сейчас они успешно переманивают не первую сотню наших людей на свою сторону. И наши люди будут там работать на них, а значит - против нас. И заметьте, зовут на западные просторы самых лучших из нас: талантливых учёных, перспективных спортсменов, креативных программистов-самоучек, одарённых художников. А ещё - толковых журналистов и сотрудников государственных организаций с хорошим опытом работы и безупречными рекомендациями. Простому народу, вроде сиротливой бабушки, желающей перед смертью повидать укативших в штаты внуков, въезд туда воспрещён, визу ей не дадут.
Так что, не нужно иметь особые способности,
чтобы понять, для каких целей Запад привлекает
лучшие умы русского мира на свою сторону.
У нас в это время с горем пополам работает программа по переселению соотечественников, в которой решаются участвовать совсем уж отчаянные авантюристы. Разумно ли в такой ситуации сознательно идти на ограничение притока «своих», покажет время. Плюсом в такой системе несомненно являются неизбежные правила естественного отбора, которые способствуют качественному формированию общества. Но кроме бюрократического отбора давно пора создать систему, которая бы помогала самым нужным из иностранных русских без проблем пребывать в России и применять здесь свои умения.

Однозначный и верный выход из всей этой дилеммы найти будет сложно.
На самом деле, въехать в Россию пока может любой украинец, но чтобы в ней остаться, ему придётся изрядно попотеть в бюрократических очередях. Нашим русским землякам из украинских регионов такое положение придётся снести молча,
и даже обижаться они на это не смогут. Почему?
Потому что иначе война может пойти совсем в другом направлении.
Марина Третьякова / 28.07.2015