ОКНО В ДОНБАСС

Второй фронт



Война, которая никогда не заканчивалась, опять началась,
с чем всех и поздравляю.
Война, которая никогда не заканчивалась, опять началась, с чем всех и поздравляю. Если во время «перемирия» в республиках было по-нескольку двухсотых в день,
из которых большинство гражданские, то это действительно относительный мир.

Серьезную статистику никто не ведёт, но есть некоторые данные насчёт погибших в республиках после второго Минска. Цифры страшные, но кто их проверит и кто в них поверит, в России или Украине. В республиках несколько сотен умерших от голода,
в основном стариков, погибшие под обстрелами и просто случайные жертвы, которых могло бы не быть, если бы не война (перемирие).

Одни русские люди говорят: «Танки на Чоп», а другие умные и не менее русские - сторонники «мягкой силы», заявляют про наличие хитрого плана. Есть кто-то и
что-то посередине, но на войне нет градаций цвета, всё черно-белое.

А жаль. Всё будет именно посередине, как всегда, как истина, тихо пристроившаяся между двумя спорщиками.
Да, сейчас опять начнётся новая горячая фаза войны
за Донбасс, она уже началась.
Заработавшая военная пропаганда, с двух сторон конфликта - главное тому свидетельство. В лентах социальных сетей вновь замелькала Новороссия, а на той стороне или в той стороне (?), снова начали ловить «российских» офицеров. Может быть и без кавычек, но скорее всего они уместны, в том или ином слове.

С нашей стороны рапортуют о готовности, а украинцы хотят попробовать ещё. Может быть и не хотят, но точно попробуют. Харьков или Мариуполь? Скорее всего Мариуполь, но может быть и по крупному все случится, в городе, где много интеллигенции.

Есть некоторые слухи, что скоро что-то произойдёт совсем в другом регионе, не
в Донбассе. Будем надеяться, что это не только беззубые старухи разносят. Малая кровь на западе вместо возможной большей на востоке - тезис про слезу младенца уже не работает, слёз уже океан. Океан слёз Эльзы или Маши.

Это точно не перемирие и месяцы после второго Минска потом будут называть затишьем. Затишьем перед бурей, вопрос только в том, где она разыграется. В Донбассе точно будут стрелять еще больше, уже летят задорные пачки и ответки. Истосковались мужчины по настоящей войне, точнее надоела она всем до жути. Люди в республиках устали от неопре­делённости и все хотят решить вопрос поскорее, поэтому про мягкую силу там лучше не говорить, не поймут.
Или поймут, но неправильно.

окрестности Саур-могилы,
Ноябрь, 2014
Тем не менее, без серьезных политических и культурных инструментов не видать нам второго фронта и победы, а они нужны, как можно скорее, как воздух
в подвалах. Решить проблему Донбасса без второго очага сопротивления Киеву невозможно, слишком там всё плотно и открыто. Наступление украинцев приведёт
к новым массовым жертвам и новому «котлу», а мы не можем наступать из-за имиджа и экономики, но будем.

С каждым отвоёванным селом кто-то начинает дёргать за долларовые ниточки российской экономики, а российские сторонники европейства начинают визжать
и бить в кастрюльки. Их мало, но они умеют быть громкими. К сожалению, не считаться с теми, кто хочет жить с Европой в мире, невозможно, они такие же граждане России, как и махровые патриоты-империалисты.

В бывшей Украинской ССР война началась не из-за Стрелкова, а потому что одна часть населения решила, что умнее другой, и этот процесс смертельного "поумнения" одних над другими всё продолжается, но из-за внешнего управления Украина все еще не «вмерла». Её «вмирают» через «котлы», в которых варимся и мы, только экономически и политически. Нас обваривают в наших собственных победах.

Нам бы помочь соседке не через войну, а через самоопределение украинских областей. Зачистить от ВСУ и НГ территории бывших областей военными средствами можно, но это приведет к таким последствиям, для всех, что вряд ли это возможно. Как бы это странно ни звучало, но от побед в Донбассе в России такая отдача, что она почти равна силе выстрела. Нас сейчас вынудят защищаться,
а потом победить, локально.

Если на той стороне говорят «вперёд, отвоюем родные украинские земли», то у нас твердят ровно то же самое, только используется термин «оккупированные территории». С той и другой стороны русские люди, россияне или украинцы, одинаково упрямые, терпеливые и находчивые.
Не братья мы, а один народ, в этом беда.
Русские люди с украинскими фамилиями в ополчении и украинцы с уральскими фамилиями на той стороне. Как это можно решить войной? Да еще и в степи! Где просматривается всё на многие километры. Одни русские люди побеждают других русских людей, а радуются не русские и не люди, технологично отправляющие
в «котлы» одну часть народа на радость другой.

На радость?

Мы радуемся, убивая себя, и вынуждены будем продолжить этот страшный процесс. У нас нет выбора, будем и дальше убивать друг друга, методично и технологично. Технологии и методики только не наши.

Как бы это странно не звучало, но война в Донбассе невозможна без мобильного интернета. Впервые в истории на поле боя сошлись пользователи одних и тех же региональных социаль­ных сетей: одноклассники, которые раньше были вконтакте друг с другом, даже если с разными взглядами превратились в заклятых врагов. А журналисты, в прошлом коллеги, сейчас уже пропагандисты в разных окопах, даже если не признают этого, получили погоны не лейтенантов, но майоров и полковников, а некоторые и до генералов дослужились.

Кровь, страшные жертвы, взаимные обвинения, посты на Fb, мнения экспертов, горячие репортажи - и всё на участке суши, который раньше прошли бы на танках за день. Такой война на Донбассе и останется, даже если будет еще «котёл» и несколько десятков тысяч убитых. Точно будет. У одних роль проигрывающих, у других победителей, выигрывает третья сторона.

Принципиальных перемен не будет, они просто невозможны без решения всей украинской проблемы, точнее проблем Украинской ССР, чьё существование в советских границах возможно было только при пророссийской позиции или относительном нейтралитете. Как только Киев резко сменил ориентацию, Украинская ССР треснула по швам, чего боялся условный Янукович, неумело балансировавший между западной и восточной цивилизациями, и страна фактически развалилась на три куска.
Умные люди в Киеве прекрасно понимают,
что военного решения того, что случилось
после февраля 2014 года, не существует
Но у них нет пути назад, в силу многих причин, в том числе внешнего администрирования, патологического упрямства и южной эмоциональности.
Есть конечно много озлобленных и фанатиков, мечтающих «любой ценой» (как правило на диване или в Раде), но они не при­нимают решения и годны разве что для массовки или политического ора. В Москве тоже никому не выгодна война - экономика, внутренние проблемы, нелюбимая Путиным и капиталом нестабильность, - но выбора тоже нет. Иначе будет еще хуже и в России.
Это понимали до Крыма, поэтому и действовать начали на опережение и
сейчас понимают, что проблема не исчезла.

Желающие развязать войну на территории РФ несколько пообломаны, и многие разъехались, но все ещё полны решимости.

Единственный выход для нас сейчас - защищать Народные Республики и открывать второй фронт, западнее Донбасса, как можно скорее. Но вводить российские войска на территорию, допустим, Черниговской области точно нельзя - и никто не будет. Русские империалисты-белогвардейцы не зайдут ночным маршем в Полтаву, как бы об этом не мечтали наши заокеанские коллеги и партнеры. ЧВК тоже не будет.
В героическом русском Севастополе это было органично и естественно, но на территории Украины должны решать сами украинцы, собственными инструментами и образами, и желательно без артиллерии.

степановка, ноябрь, 2014
Война остановится только тогда, когда другие регионы бывшей Украинской ССР поймут, что так дальше нельзя и пошлют Киев
на три буквы. Донбасс воссоединится, Львов освободится, а Одесса снова будет Одессой, - все выиграют, кроме тех, кто воспитал активистов для Майдана.
Кто занимается Украиной? Кто способен говорить с региональными украинскими элитами и может им что-то предложить или подложить? Где люди, способные договариваться и организовывать что-то кроме прелюдии к войне?

Работа наверное ведётся, но по линиям специальных ведомств, а политические технологи, которые обязаны организовывать всё так, чтобы не было пушек, создают видимость работы и пишут отчёты о трудовых подвигах.

Где результат?

А зачем результат, пока есть деньги, хоть сколько-нибудь, и можно не высовываться, создавая видимость работы. Потом рассказывать про старание, обстоятельства и считать себя разумными нео-Д'Артаньянами или томными Ришелье. Медаль по закрытому списку, премиальные, заслуги в портфель, отпуск на Канарах. Авось расшатается, пойдёт родимая, вояки сделают всю работу и рухнет остальное.
Опять русский авось?

Хорошая новость: мы не разучились быстро учиться и эффективно, самоотверженно действовать, в особенности когда всё совсем плохо. Плохая: там тоже русские люди и скоро опять начнётся война, которая никогда не заканчивалась.
Уже началась.
Алексей Иванович, Москва / 16.08.2015