ОКНО В ДОНБАСС

Вести из Дома



В июле 2015-го, в Москве оказалась газета с утерянным именем
и неизменной сутью.
Мама прислала посылку из дома. В небольшой сумке из моего родного города, что
в Донецкой народной республике, приехали мои летние вещи, варенье и печенье, которое мама испекла для меня. И ещё мама положила газету, нашу газету, газету про наш город.

Газету создают люди, воспитавшие меня, давшие мне жизнь и всё, что у меня есть - мои родители. И я замечаю, что история этой газеты стала великой. Война придала ей ценность, как шрамы придают воинам убедительности.

Эта газета всегда была живой, она говорила простым языком о жизненных неурядицах города, вызывая скандалы в местном исполкоме и помогая городу и его жителям. Позиции у газеты были железобетонными, дерзкими, но о городе писали, желая сделать его лучше, а о России писали всерьёз и с удовольствием, особенно во времена оранжевых революций. Она говорила тоном, с которым родители обычно обсуждают жизнь на кухне по вечерам, - и этот тон был самый точный, чтобы объяснить людям важные мелочи.
Её стиль и манера разговора оказались слишком резкими и острыми
для военного времени.
Невольная цензура, обоснованная войной, приглушила голос этой газеты, её коллектива. Передовицы, светятся оптимизмом, и выходят вопреки, - потому что за это пришлось постоять, - и хоть присутствует вдохновение, страницы стали скучнее. Так скучают люди, которым приходится сдерживать своё творчество.

Но газеты упорно выходят там раз в неделю, среди войны. Лишь месяц был пропущен по причине боёв. Типография, где печатают нашу газету, находится в другом городе и нередко страдает от обстрелов. Я хорошо знаю парня, который возит туда плёнки и забирает тираж, - каждую неделю, сквозь блокпосты и сводки. Верный труженик тыла, сказал бы про него мой воевавший дед.

Основа газеты — моя мама. Она там, и делает такую газету, которая людям необходима наравне с гуманитарной помощью. Когда после того месяца молчания наша газета снова появилась на прилавках, люди благодарили маму лично, едва сдерживая при этом слёзы. На улицах, в магазинах. Город же маленький. Потом ещё раз была пауза, из-за мнительных соперников, оказавшихся вдруг у власти. Но с этим родители справились за неделю, и сейчас снова выпускают своё детище, хоть и сбавив обороты.

Война привыкла делить всё на чёрное и белое, плюс или минус. Лояльной критике от своих придётся подождать, - сегодня ей не дают жизни, боясь потерять управление ситуацией. Мысли нужны всем одинаковые, потому что и так происходит страшная путаница. И своим приходится подчас доказывать, что они свои — таковы уж правила игры.
За последний год наша газета порядочно «исхудала». Но не потеряла цвет.
Пришлось сменить название (город недоверчиво выслушал объяснения, что это просто ребрендинг), но зато до сих пор людям есть где узнать важные новости о своём городе, которых не скажут по телевизору и не всегда напишут в интернете.

Другое название не изменило сути этой газеты, её позиций и редакционной политики. Как похоже это на то, что произошло чуть раньше со всем Донбассом, взявшем имена Донецкой и Луганской народных республик и тем самым изменившим имя родины для всех его жителей. Донбасс и его республики стали крепче от этого, а все глубинные его качества остались прежними.

Так и эта газета. Тонкая, но стойкая. Заголовки сигналят: «Всё будет хорошо».
Ведь эта газета — вечернее чтиво для восьми тысяч людей, которые покупают её.
Им нужны хорошие новости в привычной им обстановке, на привычных страницах.

Это составная часть всеобщего городского порядка, который в Донбассе сегодня все отчаянно сохраняют. Подстриженный газон, горячая вода в кране, тёплый дом, спокойный вечер, чай с печеньем и хорошие новости в газете. Всё это во многом объясняет, почему в осаждённом войной регионе остаётся так много людей.
Потому что они там живут, сохраняя порядок внутренней жизни.
От неё ещё пахнет типографской краской.
Газета неплохо отпечатана, а на последних страницах довольно много объявлений.
По ним вообще легко можно считывать
состояние города.
Квариры снимают/сдают, много продают и очень мало, но всё же покупают. Движение в сфере недвижимости придаёт тыловое расположение города, что сделало его как никогда пригодным для жизни. Тем временем народ распродаёт бытовую технику и вообще всё, что найдётся, пытаясь обеспечить своё существование. Генератор, ролики, дрова, лампы и люстры с камнями, прицеп, чеснок домашний, кожаный ремень, двигатель на ВАЗ, почвопокровную травку, стиральный порошок, вал и остатки графита серебристого. Ещё продают детскую одежду и домашних животных.

Остался креатив: «Если Вы хотите забрать животное с улицы, но не знаете, с чего начать — мы Вам поможем! Будет проведён медицинский осмотр, стерилизация или кастрация, вакцинирование».

Кто-то решил сделать пасеку и покупает "улики".

В нашем городе до сих пор знакомятся через объявления в газетах, представляете? «Парень познакомится со стройной девушкой или женщиной, для постоянных отношений». Мужчин в основном заботит стройность кандидаток.
Одного — возможность найти место жительства подальше от фронта. Объявление
от женщины одно, и её заботит прежде всего честность: женатых, альфонсов и
из МЛС просьба не беспокоить.

Так, а вот и гороскоп. Неизменно, возле программы новостей. Наборщицы в этой газете давно смекнули, что людям нужны не абстрактные прогнозы, а простые установки на будущее. Мне в этот раз звёзды предрекли такое: "Неделя в целом благоприятна для реализации ваших замыслов. Вам необходимо сохранять здравый смысл и чувство юмора при общении с коллегами".

По местному телеканалу в 8.20 показывают фильм «Служу отчизне!», сразу перед «Смешариками». А потом фильм «Нырнуть в небо».

Что ж, всё сходится.

Объявления пенсионного фонда заменили графики выдачи гуманитарной помощи и документов. Тоже говорящий фактор, метко напоминающий, как Украина начала великую Изоляцию с блокировки социальных учреждений.
На фоне этих графиков не менее красноречиво выглядят объявления о наборе кандидатов
в воинское училище ДНР и вежливые приглашения на военную службу
по контракту.
Предложение чёткое, как армейский рапорт. Акцент сделан на социальных гарантиях, которые республика предлагает в виде одежды, 3-разового питания и зарплаты. Предусмотрена возможность съездить «в учебный центр» для повышения квалификации, что принесёт воинское звание и увеличение
«денежного содержания».

«Служба по контракту — это не просто работа, - втолковывает военкомат. - Военнослужащий по контракту — это профессиональный защитник Донецкой народной республики. Служба по контракту в Вооружённых силах сочетает как личные, так и государственные интересы. Это добровольный вклад в укрепление обороны республики, повышение боеготовности армии. Заключить контракт — значит, поставить своё настоящее и будущее на стабильный фундамент
социальной защищённости».

Среди таких приглашений затесалось поздравление. "Любимая женщина" поздравляет "уважаемого мужчину Сергея Сергеевича N" с днём рождения.
Главное — суметь прожить жизнь без сожаления, говорит ему в стихах эта женщина и желает дожить "как минимум до ста".

На последней странице — сканворд, без него никак. Рядом, соответственно, анекдоты. Под стать им желтеет плакатик: «Привезу посылку из Украины». Смешно. Было бы - ещё год назад прочитать такое в газете своего города.

Ну, что уж теперь. Это так, констатация факта. Главное в другом. История одной газеты бывает очень похожа на историю своей земли, не находите?

И ещё одно, что нужно отметить. Эта газета ради обновления утратила имя, а с ним
и очень важную часть названия — символичную букву в виде птицы и меча.
В редакции её ласково называли «птичкой». Этот символ в год оранжевой революции был утверждён гербом города, но ради приличия выкрашен в
жёлто-голубой цвет.
Основная идея Герба - идея свободы, идея борьбы за независимость
и существование в сложных исторических условиях. Основой Герба
является геральдический щит. В центре щита помещено стилизо­ванное изображение степной пустельги.

Пустельга – птица из семейства соколиных, обитающая в южных и
восточных степных районах Украины. Отличается свободолюбивым
характером.

В отличие от сокола, все попытки приручить пустельгу остались безуспешными.

Пустельга стилизована таким образом, что в её очертаниях угадывается древнее рубящее оружие, что соответствует истори­ческому имиджу города.
Птичка покинула родные края. Но не ушла
в историю, как этого, возможно, кто-то хотел,
а продолжила полёт. На Восток, на настоящую Родину. Улетела через открытое окно в Москву.
Марина Третьякова / 17.08.2015