Окно в Донбасс
Бунт изнутри


Русская весна. Март.
Донецкая народная республика стала цельным образом, дополняя новую реальность Русского Мира вполне официальными подтверждениями вроде
создания правительства, с которым говорят лидеры мировых держав, или формирования регулярной армии - из тех юношей с седыми головами,
которые пришли на передовую в 2014 году с горящими сердцами и при полном незнании военного дела. Ведь всё начиналось именно с них, - внутри, в самом Донецке весной 2014 года. С наивного и решительного шага, которому предшествовало чувство. Донбасс - территория людей, живых людей с очень острым восприятием своего быта. И ещё они способны совершать подвиги, не называя их подвигами. В их жилах течёт кровь - чья? если эта земля несколько раз заново обживалась пришлыми людьми, - но эта кровь горячая и молодая.

Дончане - на митингах, на баррикадах, под обстрелами - остаются самими собой.
Просто подвиги стали тяжелее.

И тогда, весной 2014-го, они совершили для себя небывалое. Такое же, как совершают сегодня, умудряясь выживать среди войны и держать газоны в чистоте.

- 1 МАРТА 2014 -
Русская весна началась строго по календарю. Начало её было стремительно, как паводок в городе: площади тонули в людских эмоциях и флагах.
Опубликовано: "мк-донбасс", 04.03.2014
Хроника первого дня
Первое марта в Донецке стал не только первым днём весны, но и первым днём массового признания русского курса. Только ленивый не знает, что в эти дни происходило в Донецке, разобраны по косточкам все мельчайшие факты. Но каким был день, с которого всё началось? Донецкие ополченцы высказали свою верность русскому курсу довольно громко и зрелищно.

12:00
Два в одном
Всё смешалось на Октябрьской площади 1 марта: украинские и российские флаги, митинги и убеждения.
В толпе под Донецкой облгосадминистрацией мелькают плакаты «Шишацкому доверяем», высятся флаги Украины. Переговариваясь, люди внимают речам ораторов. Однако левая часть толпы выглядит так, будто проводит свой собственный митинг. Этот островок усеян флагами Российской Федерации, люди без передышки скандируют разные речёвки, начиная от «Беркуту слава!» и заканчивая «Трусы! Позор!» (последние адресованы властям). Но чаще всего левая сторона митинга, в которой можно было заметить около десятка молодых людей с закрытыми до глаз лицами, просто скандирует «Рос-си-я!».
Не замолкают они ни во время минуты молчания, ни во время выступления ораторов. Даже речь представителя духовенства не тронула их сердца. На слова батюшки: «Я не политик, не общественный деятель, я священник, я призываю вас
к молитве!», люди недовольно выкрикивают: «А чего ж ты здесь стоишь тогда?!».
Но настоящий фурор на этом «русском острове» вызывает выступление губернатора (на тот момент) Донецкой области Андрея Шишацкого. Пока Андрей Владимирович проговаривает привычные фразы о том, что «страну раскачивает», что нельзя допустить раскола, что нужно защитить свой язык, люди улюлюкают и бросаются лозунгами: «Долой! В отставку! Позор!». Но Шишацкий будто не слышит провокационных выкриков и заканчивает своё выступление фразой:
«Спасибо, милые, за поддержку!».

Собственно, зачем пять тысяч человек собрались в полдень 1 марта на Октябрьской площади, однозначно сказать трудно: одна часть собравшихся участвует в митинге в поддержку власти и целостности Украины, а другая часть негативно высказывается в сторону властей всех уровней и выступает за федерализацию региона. Во всей этой пестроте убеждений люди, кажется, не слышат друг друга и уверены, что стоят за правое дело.

13:00
Народное вече
В это время 10-тысячная толпа на площади Ленина уже вовсю приветствовала избранного здесь же «губернатора» - парня по имени Павел, который представился главой Народного ополчения Донбасса. Помимо «народных выборов», здесь уже успела случиться ещё и потасовка с участием членов Партии регионов. Регионалы спешно ретировались после стычки, оставив площадь утопать в идеях федерализма.

Позади памятника вождю революции собирались журналисты. Когда они находились
под сценой, где выступали ораторы, протестующие обозвали их «продажными СМИ», развязавшими войну среди украинцев, и обсыпали мелочью (что символизировало, по их мнению, 30 сребреников). Со словами «Да ну его!», репортёры стянули с себя ярко-жёлтые жилеты, которые месяц назад выдала им милиция, пытаясь таким образом обеспечить безопасность журналистов во время массовых мероприятий.
Слишком уж вызывающей оказалась безопасность.

Тем временем «губернатор» Павел даёт отмашку идти маршем к зданию
Донецкой облгосадминистрации. Площадь плавно сползает на проезжую часть.
Первым «шествует» российский триколор, за ним следуют тысячи людей.
«Россия! Россия!» - не переставая раскатывается в воздухе. За несколько секунд на улице Артёма образовывается пробка. Автомобили сигналят, прохожие удивляются, снимают этот парад русской идеи на телефоны, кто-то хлопает в ладоши, присоединяется к маршу. Огромной пророссийской рекой шествие вливается в митинг на Октябрьской площади.

14:00
Подарки и сюрпризы
от народного ополчения
Пришедших с площади Ленина здесь уже ждёт «подарок» - флаг России, развевающийся на флагштоке вместо украинского стяга. Чиновники ушли по окончании своего митинга в здание областной администрации, да так и остались внутри: протестующие вплотную подошли к дверям, поэтому входы пришлось усилить спецподразделением «Гриффон», отрядами казаков и сотрудников милиции.
Что ещё сказать, официальная часть мероприятия закончилась.

Российские флаги уже свободно гуляют в толпе, а вот флаги Украины куда-то исчезли. «Донецк - русский город!», «Милиция с народом!» - голосит толпа. Здесь же, среди людей, «губернатор» Павел продолжает «народное вече», начавшееся стихийно на площади Ленина. Под одобрительные выкрики читает «народный ультиматум», предлагает высказаться соратникам - в общем, заправски руководит митингом.

В то же время, собрание тает на глазах: из 10 тысяч за какой-то час половина участников ушла по своим делам. Журналистам обещана пресс-конференция от «народного губернатора», однако однозначного места и времени Павел не назначает. В итоге корреспондентов отводят подальше от митинга и оставляют одних.

Этот приём явно был сделан для отвода глаз, фото- и телекамер подальше от места действия народных ополченцев. Ведь не прошло и 20-ти минут, как протестующие оттеснили (договорились?) кордон и прорвались в здание ОГА. Но неожиданно для себя напоролись на металлические решётки, установленные между двумя входными дверьми. Захватили «предбанник», так сказать.

15:00
Скоропостижная сессия
Городской совет экстренно объявляет о внеочередной сессии, которая начнётся через час. Час томления
в полутемных коридорах горсовета — и к началу пятого удаётся собрать кворум (49 депутатов). В тесном кабинете депутаты пробегают глазами по наспех набранному тексту с решением городского совета. Городской голова скороговоркой зачитывает его, несколько минут длятся несущественные прения
и в воздух поднимаются 49 рук «за».

Да, Донецкий городской совет не знал ещё такой короткой сессии: она продлилась
чуть более пяти минут. «Теперь нам нужно быстро ехать и зачитать это обращение митингующим!», - заявил мэр города Александр Лукьянченко и устремился на автостоянку. За ним тревожной стайкой последовали депутаты, СМИ ринулись вдогонку.

17:00
"Это же наш голова!"
Мэр Донецка А. Лукьянченко возле ДонОГА, где он зачитывал обращение горсовета жителям города /
1 марта 2014 года
Вдоль по бульвару Шевченко от облгосадминистрации навстречу мэру галопом бежит десяток бравых молодцев с георгиевскими ленточками на рукавах. Бить мэра?! Нет, оказалось — охранять. Инициатива добровольных охранников порядка (тех самых, что уже неделю пугают дончан своими попытками их защищать) казалась странной. Где была милиция в этот момент, и почему коридор в толпе для прохода мэра делают неизвестные парни, а не люди в погонах — непонятно. Милиция вообще в этот день предпочитала не покидать порог областной госадминистрации.

Так или иначе, молодчики оперативно обеспечивают проход сквозь толпу, но только до микрофона.
Далее макушка городского головы практически теряется из виду, настолько плотно толпа обступила мэра. Это было настоящее хождение в народ!

Мэр продемонстрировал стальные выдержку и уверенность, «нырнув» в этот митингующий комок нервов
и ультиматумов. Срывающимся то ли от волнения, то ли от холода голосом Александр Лукьянченко прокричал текст обращения, вызывая каждым тезисом рёв одобрения. Уяснив, что городская власть поддерживает народ, люди ещё теснее стали прижиматься к мэру. Из гущи событий градоначальник
не выбирается — его буквально выносит толпой.

Депутаты, чиновники, милиция и охранники порядка кольцом окружают Лукьянченко, ограждая его
от народного натиска. Здесь же барахтаются рядовые участники митинга и пресса. «Ребята, это же наш голова, не надо!» - раздаётся крик во всей этой сумятице. «Лукьянченко! Молодец!» - принимаются скандировать провожающие. Автомобиль с городским головой уезжает под аплодисменты.

18:00
Продолжение следует

После отъезда мэра обстановка на Октябрьской площади резко сбавила обороты. Как будто все разом выдохнули и вдруг заметили, что уже почти стемнело, что в теле появилась усталость,
а голова отяжелела от собранных за день эмоций. Количество протестующих уменьшилось
ещё почти в половину, речёвки звучат всё реже. Кажется, ещё немного — и можно расходиться.

Однако несколько неизвестных пробираются в здание облгосадминистрации и меняют на крыше украинский флаг на российский. По установке «губернатора» Паши приступают к установке палаточного городка (точнее — улочки, так как соорудили они всего три палатки),
приносят бочку для костра.

Ожидается, что эта слабая пародия на Майдан продержится лишь один день, ведь в понедельник донетчанам на работу. Даже Янукович знает, что Донбасс бастует исключительно по выходным. Но этот митинг станет исключением, и в первый рабочий день народное ополчение решит действовать по крымскому сценарию.

Так начался март русской весны. Это, можно сказать, её день рождения. Первый день,
за которым последовал такой вал событий, что порой не получалось успевать их до конца
осознать. Это было время действия - первого и решительного.
Поневоле, сейчас можно задуматься: как назвать всё то, что происходило
в том мартовском Донецке? Пресса несмело писала - митинги, акции. Манифесты. Протесты или поддержка? И то, и другое, на самом деле, в едином порыве.

Поговорили бы вы с каждым человеком по отдельности из той толпы, что мёрзла под монументом Вождя каждые выходные. Не было ни одного похожего ответа. Одних достала жизнь, других - правительство, третьи пытаются способствовать возвращению Родины в Русский Мир.

Выделялась решимость во взглядах молодёжи. Тех молодых людей, которые пришли с плакатами, картонными щитками и черенками от лопат защищать Родину. Пришли, ведомые непонятным зовом предков и жгучей энергией, не совсем умея объяснить свои чувства, относясь ко всему, как к игре, - а впоследствии оказались
в окопах один на один с войной.

Старшее поколение тоже демонстрировало отчаянность и силу. Отчего на захваченной жд-станции условная 58-летняя тётя Люба кричала вслед уходящим поездам "Россия помоги", отчего её условная подруга приходила высказывать своё горе хмурым мальчикам, стоящим в вооружённом оцеплении у госадминистрации? Отчего всё тот же условный 45-летний дядя Миша, вообще-то строитель, вдруг оказывается в блиндажике с тремя пацанами, и перебирая гильзы, вспоминает,
как он чинил проводку в, получается, захваченном государственном здании своего города. И жил там какое-то время, помогая укреплять баррикады. Всё было наивно
и совершалось с азартом. Женщины за пятьдесят ходили с хитрыми глазами вдоль оцепления с плакатами (которые они сами рисовали дома), на которых призывали Россию в Донбасс и объяснялись в любви Путину.
Потом эти же женщины ходили в многокилометровые шествия по городу, захватывали административные здания, ругались с вооружёнными бойцами, которые охраняли эти здания, а потом вдруг начинали рыдать, повязывая им
на щиты георгиевские ленточки.

Впрочем, в захватах зданияй и прочих гражданских перформансах участвовали не только социально активные женщины. Существенно им "помогали" молодые и крепкие парни. Они были совершенно неразговорчивы, - да и говорить с ними было не нужно, всё было ясно по их глазам. Остальную часть лица они препочитали прятать за масками. Те их них, кого кое-как удавалось вытянуть на разговор,
были немногословны и предпочитали не называть имён.
А позывными тогда ещё никто не пользовался.
Попадились в таких народных собраниях и одиночные протестные представления. Например, один обвешивался всем, чем попало, ловил первого попавшегося корреспондента и навязывал ему получасовой комментарий про лживость СМИ.
А потом несчастный корреспондент, который из-за него пропустил какой-то "акт" народного действа, расспрашивал своих коллег о произошедшем и писал новости, конечно же, что-то перепутав.

Нельзя не заметить и колкого языка в местных СМИ того времени.
Авторы, которые описывали тогда всё происходящее, будто не замечали серьёзности происходящего. (Впрочем, замечали ли её другие?). А, кроме того, приходится признать, что цензура довлела, украинское государство ещё пугало, отчего приходилось говорить лишь в позволительных формулировках. А динамика народного движения в то же время говорила о том, что цензуре-то этой скоро конец. Взамен неё появится новая, - потому что время будет такое тяжелое. И случится потом так, что и здесь образуется та самая цензура, её остатки, - ударит больно,
но по-другому будет нельзя.

Случались курьёзы, небольшие стычки, которые общественность воспринимала чересчур панически. Ещё поражало упорство этих людей. Они захватывали здание областной госадминистрации (ОГА) трижды. Это была общая цель, все понимали,
что с этого момента начнётся следующий этап весны. В первый раз подступы
к зданию были прорваны уже 3 марта.
Штурм Донецкой облгосадминистрации (ОГА). За баррикадой / 3 марта 2014
Сил хватило, а вот организации, видимо, нет: здание захватили лишь частично, не сумев пробраться вглубь из-за закрытых дверей и решёток на лестничных проходах. Из-за них на какое-то время оказалась в западне пресса, которая в тот день собралась в здании для освещения сессии областного совета. Тогда-то всё и началось, в смысле захват. Если вкратце: депутаты на сессии приняли решение избрать председателем человека, Андрея Шишацкого, который до этого был губернатором Донецкой области. Его на этой дожности сменил Сергей Тарута -
и сменил по назначению новой киевской власти. То есть, своими действиями депутаты областного совета де-факто поддержали постмайдановскую власть.
На сессию прорвался (не без помощи авторитетных людей из силовых структур) Павел Губарев. Он просил депутатов не делать этого, "иначе он за людей не отвечает". Депутаты не послушали и проголосовали как было задумано.
Минут через 15 после голосования народ захватил здание.

Форсирование здания ДонОГА прошло успешно, а вот удержать его получилось не сразу. Здание брали на абордаж дважды. Ходили слухи, что второй раз здание им пришлось покинуть из-за невиданной смекалки силовых структур, которым по ещё кое-как действующим законам было предписано освободить здание от "захватчиков". Хитрость была изящной и безболезненной: якобы им поступило сообщение, будто в здании бомба. Посему нужно всех эвакуировать и пустить работать сапёров. Все поняли, что это скорее хитрость, чем правда, но говорить вслух не стали и покинули здание. Вернулись 5 апреля, - и с тех пор в том доме находится правительство ДНР.





ДОНЕЦК - РУССКИЙ ГОРОД
Вне зависимости от того, было или не было захвачено здание ОГА, митинги исправно проходили по выходным на главной площади Донецка, весь март и несколько первых дней апреля. В какой-то момент митинги стали буднями.
Каждые субботу и воскресенье мы виделись с дончанами на площади, каждые выходные что-нибудь случалось, из-за чего никогда не было проблем с новостями.
Все вошли во вкус и даже немножко вспотели.

Транспаранты, которыми всегда была щедро усыпана толпа митингующих, были лаконичны, но иногда удивляли своей эксцентричностью. Вообще, плакатным
стало всё: мысли, речи, поступки. Во-первых, трудно было сформулировать весь клубок надоевших проблем, который выгнал этих людей на улицу. Во-вторых, повторяя что-то постоянно, человек всегда сокращает речь до минимума самых информативных компонентов.
Опубликовано: МК Донбасс, 24.03.2015

Как провести «выходные по-русски»
В выходные на площади ровно в полдень стояли привычные пять-восемь тысяч манифестантов. Принимали резолюции, позорили власть, призывали Путина — мирные протесты под флагами России проходят у нас по уже набившему оскомину плану. Сценарий проведения «пророссийских выходных» чётко определён. Сбор на площади Ленина (обычно в 12:00). Затем людей «разогревают» ораторы (выступают все желающие, хотя многие готовятся загодя). Когда толпа достаточно взбудоражена,
чтобы эмоционально и активно реагировать на призывы, на сцену выходит Роберт Доня
(«заместитель народного губернатора»).

Речи Роберта изобилуют стандартными формулировками о нелегитимной власти и том, что они всех уволят, если их требования не будут выполняться. Разнообразие в выступления «зам. народного губернатора» вносят последние новости о Паше и вести из правительства Украины, которое постоянно принимает неугодные митингующим решения. В конце Роберт зачитывает требования, постоянно спрашивая у собравшихся: «Вы согласны?!». «Даааааа!», - вскидывает руки толпа. «Теперь мы должны пойти к ______ (СБУ, прокуратуре, ДонОГА, гормилиции, - нужное вставить) и потребовать выполнения наших условий!», - завершает Роберт, и манифестанты тотчас перекрывают улицу Артёма.
Донецк, митингующие идут по улице Артёма / 9 марта 2014
... Эта песня впервые раздалась на площади примерно 3 марта, и с тех пор часто казалось, что музыкальным оформлением занимается человек, которому известны всего две патриотичные песни - эта и гимн Великой Отечественной "Священная война". Они играли чаще других, - настолько чаще, что нередко просто сменяли друг друга какое-то время. Практически каждый митинг завершался шествием, точнее, походом. Впереди огромной толпы ехал вишнёвый, кажется, жигулёнок. На его крыше красовалась колонка, из которой неслось: "Руууские идуут...".
Разумеется, всё было хоть и красиво, но довольно жёстко.
Потому что практически с первого дня каждое шествие неизбежно заканчивалось попыткой - удачной или неудачной - захвата какого-либо административного здания. Захватывали (кроме ОГА) прокуратуру, СБУ, офис ИСД (частная компания, принадлежащя тогдашнему губернатору Донецкой области С. Таруте).
Народные штурмы (здания СБУ и прокуратуры) / Донецк, март 2014
Самая неудачная попытка была у Паши Губарева, когда он пытался захватить Казначейство, - он и небольшая группа его товарищей сначала долго искали это здание по всему городу, в итоге предъявили какому-то чиновнику бумажку с требованиями - его иронично отшили и дело кончилось ничем.

Самая поразительная попытка произошла в ИСД. Люди, целый днь ходившие по городу и всячески протестуя, дорвались до первого этажа элитного офиса. Внутри оказалось, что владелец обладает очень тонкой интуицией: в холле людей встретил немалых размеров флаг России. Крушить в итоге никто ничего не стал, зато народ устроил фуршет за счет заведения, вычистив до основания буфет офиса.

Другие здания хоть и не были захвачены тогда, но всё же в последствии одни
из первых перешли под новые флаги. Примерно так это происходило:
При свете дня донецкие митинги хоть и приводили к захватам и условным нарушениям закона, но всё же выглядели безобидно. Чего не сказать о тех двух ночах, когда люди говорили друг с другом уже не с помощью плакатов, а с помощью кулаков и ломов.
Казалось, что группы проукраинских жителей города делали всё, чтобы "нарваться". Для них это выглядело как подвиг вроде "нельзя молчать", что вроде бы соответствовало общему настроению города. Но вели они себя провокационно. Сказался тот патриотический майданный пафос, которым они были заражены поголовно: все их акции были чрезвычайно яркими и чересчур мирными.
Чересчур - потому что они понимали, что последует далее. И потому среди невинных "патриотов" в веночках и с флажками стояли безликие крепкие парни в балаклавах
и оранжевых перчатках (что, как сказал один из них, означало, что они из Правого сектора). Они объясняли свое присутствие тем, что на митингующих будут нападать. Но раз вы это знаете - зачем устраиваете? Главная провокация состояла в том,
что проукраинцы приходили митинговать на те же самые площади,
где находились пророссийские дончане.
Сторонники Незалежной "нарвались" на то, что как раз демонстрировал Майдан - на безнаказанное побоище.
Сила впервые стала главным аргументом. Потому что слова
не помогали, а хамские провокации выводили из себя.
Здесь нельзя оправдывать одних, и винить других. Вина, как
и правда, за каждой из сторон. Нам же остаётся делать выводы
о том, что бывает, если жители одного города вдруг
перестают одинаково понимать свою историю.
В первый раз это случилось 5 марта. Оппоненты стояли на одной площади, разделённые жидкой цепочкой мальчиков в касках и с щитами. Одни веселились, растягивая 40-метровый жовто-блакытный флаг над своей частью площади, пели гимн Украины под ним и читали молитвы. Другие неистово теснили милицейский кордон. "Уходите! Вон из Донбасса", - кричали они. По-хорошему, мол.

Тогда уже этот флаг и тризуб стали для русских дончан символами другой стороны, чужой страны, иных ценностей. Никто не хотел Майдана с его переворотами и последующим издевательством над нашими русскими корнями и потребностями,
никто не хотел в Европу - потому что визуально её хватало и так, а по нутру она
была нам абсолютно чужеродна.

И потому, развязка была логичной. Милиция смогла более-менее аккуратно растащить распалённых людей друг от друга. Вторая потасовка произошла через неделю - 13 марта. К этой готовились ещё более основательно. Подготовились все:
и митингующие, и крепкие отряды обороны, как с той, так и с другой стороны,
и милиция, которая должна была, не применяя насилия, не допустить неизбежное.
С другой стороны, в этом было что-то сугубо традиционное,
от чего пахло древним обычаем. Когда в одном селении народ разбивается на две части и собирается на рукопашный бой.
Он подразумевался с самого начала, и к нему готовились все.
Некие остатки этого обычая хранили в себе до сей поры объединения футбольных фанатов.
"Артефакты", найденные на площади Ленина после столкновений
Донецк / 13 марта 2014 года
В этот вечер погиб один парень, который защищал проукраинский митинг.
Его звали Дима Чернявский, и с его смертью стало ясно, что Донецк перешёл точку невозврата. Впереди, ещё смутно, но уже проступало некое бедствие, потеря терпения и гражданского взаимопонимания, озверение украинского бывшего
брата и справедливое воздаяние, за которое Донбасс по сей день платит кровью.
Разлом наступил колоссальный и назад пути уже ни у кого из нас не было.
Донецк, площадь Ленина / 13 марта 2014
"Русские идут, и зажигаются огни. Русские идут напомнить русским, кто они".
Быть может, именно эта строка из гимна донецкого марта-2014 наиболее точно отображает настроение людей в то время. Будучи на грани от погружения в ценности западного мира, дончане открыли для себя Русский мир, небо славян и веру в своего брата. Там, на мартовских млощадях, ещё совсем не было понятно,
что стоит за каждой из сторон. Были маркеры, которые стали заметны лишь сейчас.

Оказалось, что для одних цель состояла лишь в переодевании в трендовые патриотичные цвета и пение гимна своей развалившейся страны вопреки
"яичным дождям" и хлопкам самодельных взрывпакетов.
Другие ходили по городу, провозглашая Донецк русским, а в назидание украшали
по пути следования всю мемориальную бронетехнику флагами трёх цветов.
Они захватывали здания, - но так же массово эти русские дончане отдавали дань своим настоящим героям, будто морально готовясь к долгой защите своих взглядов.
Там была правда, хоть чистоту её помыслов в тот момент было сложно разглядеть
за усталой злобой этих людей. Поражали некоторые диалоги. Казалось, что вокруг
одни фанатики, но вдруг самый обычный пацанчик в балаклаве с детским голосом серьёзно и отрывисто сообщает вам, что готов умереть здесь, - прямо вот здесь, среди покрышек и донецкой пыли. Потому что он хочет, чтоб всё было хорошо. Дальше такие мальчики не думали, зато они точно знали,
что для этого нужно сделать.
Митингующие в парке Ленинского Комсомола / Донецк, 29 марта 2014 года