окно в донбасс
Берлин и окрестности
45 - го


Кураторский проект художников Сергея Сонина и Елены Самородовой.
Далее, прямая речь наследников и фотографии из победного 1945 - го.
Фотограф - Георгий Матвеев -
родной дед Елены Самородовой.
"Главное в этих фотографиях неброского шика - усталая радость уцелевших и ставших триумфаторами в самой страшной войне. Снято на трофейную камеру РОЛЛЕЙКОРД (и плёнку соответственно). Также есть наградные листы Георгия Михайловича, танкиста и художника. И конечно, - награды ( боевые, включая ордена) Советские, югославские, китайские. До 85-ти работал
на реакторе, и крепко держал стакан до последних дней!"
"Главное в этих фотографиях неброского шика - усталая радость уцелевших и ставших триумфаторами в самой страшной войне. Снято на трофейную камеру РОЛЛЕЙКОРД (и плёнку соответственно). Также есть наградные листы Георгия Михайловича, танкиста и художника. И конечно, - награды ( боевые, включая ордена) Советские, югославские, китайские. До 85-ти работал на реакторе, и крепко держал стакан до последних дней!"
Сергей Сонин и Елена Самородова

«В мае 1945 г. 41-й автомобильный краснознамённый полк, в котором я служил, дислоцировался в городке Петерсхаген в сорока км от Берлина. Я, в то время младший гвардии лейтенант, со своими товарищами-офицерами имел возможность ездить на экскурсии в Берлин - посмотреть поверженную вражескую столицу. Там, в подвале разрушенного дома, мне удалось найти фотоаппарат "Роллейкорд", и широкую плёнку.
В Берлине я видел и фотографировал оборудование заводов "Бюссинг", собранное для вывоза в Советский Союз (оно было поделено на три части между союзниками - Англией, США и СССР), ходил
в Имперскую канцелярию смотреть на знаменитую хрустальную люстру, упавшую при артобстреле,
и на остатки мраморного стола, на котором Молотов
и Риббентроп подписали пакт о ненападении, нарушенный фашистской Германией.
И на стенах Рейхстага мы все написали свои имена.
В Берлине я видел и фотографировал оборудование заводов "Бюссинг", собранное для вывоза в Советский Союз (оно было поделено на три части между союзниками - Англией, США и СССР), ходил в Имперскую канцелярию смотреть на знаменитую хрустальную люстру, упавшую при артобстреле, и на остатки мраморного стола, на котором Молотов и Риббентроп подписали пакт о ненападении, нарушенный фашистской Германией. И на стенах Рейхстага мы все написали свои имена.
Война только что закончилась, и в посёлке
Петерсхаген мы в основном занимались физподготовкой
и самодеятельностью, устраивая импровизированные концерты и соревнования. В остальное время мы обкатывали трофейные автомобили, мотоциклы
и велосипеды, которых появилось особенно много. Несколько раз к нам даже приезжала
кинопередвижка - показывали фильм "Чапаев".
Познакомившись в посёлке Петерсхаген с хозяйкой фотоателье фрау Пиппер, я подарил ей банку тушёнки
и армейский кофе, а она любезно помогла
мне проявить негативы.
Познакомившись в посёлке Петерсхаген с хозяйкой фотоателье фрау Пиппер, я подарил ей банку тушёнки и армейский кофе, а она любезно помогла
мне проявить негативы.
Через месяц наш отдых закончился. Потом был Магдебург, где вместе с представителями Американской и Английской армий наш полк участвовал в перевозке репатриированных граждан после освобождения их
из фашистского плена, была ещё Польша, госпиталь,
и долгая дорога домой».
Георгий Михайлович Матвеев
15.09.2015