окно в донбасс




Трудности возвращения

Донбасс медленно привыкает к ещё шатающемуся миру и, кажется, пора приступать к измерению изменений в социуме.
Нужно признать, война способствовала трансформациям в сознании донбасского общества, которые заново разграничили его, перестроили иерархию в отношениях и установили новые правила поведения для большого количества людей, как в Донбассе, так и за его пределами.

Несколько миллионов переселенцев из Донбасса значительно расширили численность донецкой диаспоры в России. При первых признаках прочного мира часть из них спешит домой, а часть остаётся, потому что за год люди вдруг обросли новой жизнью, которую уже просто так не бросить.

С наплывом вернувшихся дончан над Донбассом повисло напряженное недопонимание. Те, кто не уезжал из города в период войны, будто не узнают своих сограждан. Считают их чужаками в своём городе, с которым у них теперь слишком много общего. Не повсеместно, конечно, но некоторые симптомы неприятия всё же присутствуют. Оставались ведь по разным причинам, в том числе и по материальным, - а теперь, при виде обеспеченных людей, переживших все ужасы войны в комфортных условиях в тысячах километров от неё, истинные дончане чувствуют некоторую досаду. Истинные они по праву, потому что оставались в своих городах всю войну и сохранили их жизнеспособными.

Это был тяжёлый год для дончан, поэтому иногда доходит до крайностей, вплоть до злого отрицания, - впрочем, это вызвано прежде всего перенесённым огромным стрессом. Те, кто не слышал обстрелов, не жил в подвале, не околевал от холода в очереди за гуманитарной помощью, просто не могут понять новых привычек Донецка, чем невольно травмируют своих сограждан. Что-то в Донецке стало непозволительным за это время, вроде спонтанного запуска петард или привычки сорить деньгами, а что-то наоборот, приобрело большое значение, требующее уважительного отношения, вроде чистых улиц и привычки думать о ближних.

Со временем дончане сумеют укротить это неприятие друг между другом. Возвращаются люди, свои же дончане, возвращаются при первой возможности. Ведь ещё нет никаких однозначных договорённостей, а танки ещё не покинули фронтовых границ, и даже не совсем ещё замолчала украинская артиллерия.

Но дончане приезжают, зная при этом, что даже если мир и наступил, городу всё равно нужно восстановление. Тяжёлое, сложное. И вернувшиеся, и оставшиеся, будут оживлять свои города плечом к плечу, так что ненависть и недоверие придётся убрать подальше.

И кроме того, давайте не забывать, что прожить год вдалеке от дома — это тоже испытание не из лёгких. Переселенцы хорошо знакомы с чувствами одиночества, отчаяния и отчужденности, да и не все из уехавших сытно кушали всё это время
и беспечно проводили досуг. Вообще, вряд ли уместно сравнивать беды уехавших
и оставшихся, все преодолели тяжёлые испытания, каждый пережил эту войну,
что-то потеряв.

«На самом деле, почти все нахлебались по самое не могу! Кто-то хранил город под обстрелами, в блокаде, кто-то потерял родных и близких, кто-то потерял дом и друзей. А кто-то спасал детей, вкусив все прелести эвакуации на съемных квартирах, в постоянном страхе не найти или потерять работу, считая копейки, и кто-то из них тоже потерял родных и близких, и друзей, и дом. А у кого-то дом остался за линией разграничения.

Пусть прозвучит пафосно, но я скажу: только в единстве дончан (и старых, и новых) сила этого города. Да, мы все разные. С разными идеологическими и политическими взглядами, и ценностными установками. И это нормально. Главное, что мы люди и должны оставаться людьми несмотря ни на что. Иначе все эти тяжелейшие испытания ни чему нас не научат, а значит будет шанс, что станем бегать по замкнутому кругу горя и лишений».
- Игорь Фарамазян, ZaDonbass / Донецк
Это то, что касается внутренних отношений жителей Донбасса друг с другом. Но есть ещё и внешние. Точнее, внешними они были, теперь всё понемногу перетекает в сферу внутренней политики с её особенностями и кураторами. Речь идёт о взаимоотношениях жителей Донбасса и России. Как они относятся друг к другу, как воспринимают друг друга и свои новые статусы, - эти вопросы вышли на повестку дня именно сейчас, когда мир на Донбассе становится прочнее. Действительность говорит, что возвращение Донбасса в Русский Мир состоялось, и самое время думать о способах интеграции донетчан в российское общество (чем, кстати, уже активно занимаются в республиках).

Но вместе с тем, нужно помнить, что двадцать четыре года отношений «через забор» всё же не прошли незамеченными - украинские паспорта, законы и правила стали привычными. Такими же привычными, как и ощущение изолированности от жизни России, - она была рядом с Донбассом, но Донбасс не был Россией. Отпечаток накладывает и тот момент, что пережившие войну и переселение дончане стали другими, как ни крути, и ещё сами себя не до конца узнали, - что тут говорить о том, что о них знают и думают жители России.

Война способствовала колоссальному расширению присутствия донецкой диаспоры в России. Миллионы донетчан переступали порог российского государства в поисках спасения, и чем дольше затягивалась война, тем крепче в юридическом смысле приходилось этим людям держаться за место пребывания. Сотни тысяч дончан получили и получают российские паспорта и становятся по-настоящему новыми россиянами. Остальные готовятся к паспортизации «на дому» (ходили слухи, что её проведут осенью), и пусть даже паспорта выдадут заграничные - они будут гарантировать защиту и полноценное членство в Русском Мире.

Новый «дубликат бесценного груза» будет действительно бесценным. Полку горячих и искренних патриотов в России значительно прибавится, это словно вступление
в единственно и действительно имеющую смысл партию. Другое дело, что качественные трансформации должны произойти и в головах нового общества. Шутка ли - новое гражданство, и это как минимум.

«Пустота. Как после экзамена. Держишь краснокожую паспортину в руках и не знаешь - что теперь с ней делать. Я понимаю - надо менять в башке начинку. И перенастраиваться. И я этим занимаюсь. Перестраиваю психику: что я не чужой, в этой стране, что это всё моё, что я тут не гость. Просто думать, что с корочкой теперь будет легче по жизни - этого мало. Да.

И я хочу чувствовать себя здесь хозяином, чтобы хорошо работать. Но нужно адаптироваться и влиться в систему, понять как тут живут люди. Но вот это чувство гостя - оно присутствует и мешает.

Это разные чувства - патриотизма и гражданина. Ко второму привыкнуть надо. Патриотизм - он бесплатный. А гражданин не может жить бесплатно в государстве - он пользуется правами и благами, социальной защитой, платит налоги, имеет обязанности. Он должен соблюдать законы своей страны, нравятся они ему или нет. Это взаимоотношения человека и государства».
- Житель Донбасса - о впечатлениях после получения российского паспорта
Народные республики ориентированы на Русский Мир и скорейшую и всеобъемлющую интеграцию в Россию. Несмотря на периодические всплески отчаяния, общество всё же замечает положительные сдвиги в этом направлении. Проходят совместные фестивали, детские экскурсии из республик на просторы большой России ездят чуть ли не каждую неделю, документальная база, законодательство, образование и всё прочее перестраивается под российский формат. «Не зря», - напряженно ждут дончане.

«...Нет, мы еще не в России, хотя всем сердцем считаем себя русскими в изгнании. Настолько обострилось в нас все русское, настолько нам тяжело не понимать, почему нас до сих пор ни присоединили, ни признали. Но, видя какие колоссальные вложения делаются Россией в нашу
школу, невольно укрепляешься в мысли, что эту территорию все-таки готовят под Россию.

Иначе зачем осуществлять такие неокупаемые инвестиции: снабдить все абсолютно школы новыми учебниками, принимать на льготных условиях наших выпускников и студентов в российские вузы на бюджетные отделения, признавать наши дипломы, выдавать выпускникам вузов свои дипломы, рассматривать диссертации. Ведь вложения в школу окупаются и приносят плоды лет через десять, не меньше.

Эти реформы и вложения не афишируются, но все-таки дают нам веру и надежду, что наш дрейф в сторону великой державы не будет прерван очередным кулуарным решением, и наши смерти и лишения не станут напрасными».
- Светлана Арсеньева, РТА
Переселенцы активно возвращаются в едва остывший от войны Донбасс, а все вместе донбассовцы возвращаются в Русский Мир, который они вынуждены были покинуть четверть века назад. Возвращаться всегда трудно, особенно после войны, когда общество претерпело большие изменения в своей структуре. Перед нами сегодня новое общество — новые донецкие, новые россияне. Каждый класс этого общества тоже новый, и ещё не совсем все притёрлись друг к другу. Со временем, совсем скоро, это произойдёт, и тогда можно будет с уверенностью сказать: Донбасс вернулся домой.
Марина Третьякова / 30.09.2015