ОКНО В ДОНБАСС


«Комиссары» и «военспецы»


Итак, люди возвращаются. Люди разные. И рабочих профессий, и специалисты в различных отраслях, и лавочники, представители малого и среднего бизнеса, и, конечно, чиновники.
Вот то «единство и борьба противоположностей», что вынесены в заголовок, никакого прямого, военного, отношения к нынешней донецкой ситуации, разумеется, не имеют. Хотя, отчасти, и не без этого, наверно. Но образ уж больно хорош, и можно распространить его на наши как бы мирные будни. И даже будет, как мне кажется, к месту.

Да, речь снова о так называемых возвращенцах. Все та же, поднадоевшая уже, тема. Но теперь в профессиональном, что ли, аспекте.

Однако сначала несколько абзацев о самих «мирных буднях».
«Нэпманы»
Стрессовая ситуация: все надеются на продолжение мира и почти никто в него -
в продолжительный, а уж тем более в окончательный - не верит.

Надежда приводит к тому, что в свои дома (если они остались целы или не под фундамент разрушены войной) возвращается все больше людей. Донецк, местами и временами, уже даже походит на довоенный. Автопробок нет. Но, в общем, трафик вполне городской, а не поселковый, каким был еще пару-тройку месяцев назад.

Неверие заставляет многих оставаться настороже и прислушиваться: а не зреет ли снова где-то за привлекательным пейзажем «мирных будней» набившая оскомину война? Интересно, что, в основном, это касается как раз тех, кто пережил войну дома, кто видел ее уродливое искалеченное лицо и слышал ее тяжелое свистящее придыхание. Те, кто не видел и не слышал образов войны, те, кто вернулся в не пострадавшие от нее районы, ведут себя, порой, слишком расслабленно. Особенно те, кто может позволить себе (или пока может позволить себе) покупать задорого. Возможно, они и возвращались с некоторой опаской, но вернулись, посмотрели - уже практически никто ни у кого ничего не отжимает, людей с оружием на улицах очень немного, о мародерах слышали - да, но это ведь где-то там, на окраинах, у «пролетариев-люмпенов-бедных» или у тех, кто вовремя не подсуетился. А если не кататься и не шляться по городу в откровенно темное, выражаясь милицейским протокольным языком, время суток, а лучше не покидать пятачок в пределах бульвара Пушкина и набережной, так и вовсе - лепота. Все по-старому.
Ну, почти по-старому.

Это иногда раздражает. Когда ты знаешь, что к некоторым детям в городе уже никогда не вернутся родители, что многие из них вздрагивают и прячутся при слишком громких и резких звуках, что не все из них толком накормлены (как и не все старики), что не у всех есть одежда на зиму, что многим семьям приходится ютиться в общежитиях, в не самых комфортных, а порой и в совсем некомфортных условиях, что кому-то вот прямо сейчас никак не достать необходимых лекарств... Когда ты знаешь это и видишь, как оттягиваются в кафешках на бульваре представители обслуживающего персонала прежних «хозяев жизни» со своими гламурными спутницами, когда то там, то тут ты наблюдаешь забытые уже повадки «решал»,
ты начинаешь понимать тех, кому, видя это, хочется затолкать им, жующим и запивающим, в глотку вот тот кусок мяса или вот тот стакан с виски. Да что там затолкать - вбить! Наверное, те же чувства испытывали вернувшиеся с фронтов солдаты гражданской, видя полупьяную чавкающую тусовку времен НЭПа.
Стрессовая ситуация: все надеются на продолжение мира и почти никто
в него - в продолжительный, а уж тем более в окончательный - не верит.

Надежда приводит к тому, что в свои дома (если они остались целы или
не под фундамент разрушены войной) возвращается все больше людей. Донецк, местами и временами, уже даже походит на довоенный. Автопробок нет. Но, в общем, трафик вполне городской, а не поселковый, каким был еще пару-тройку месяцев назад.

Неверие заставляет многих оставаться настороже и прислушиваться: а не зреет ли снова где-то за привлекательным пейзажем «мирных будней» набившая оскомину война? Интересно, что, в основном, это касается как раз тех, кто пережил войну дома, кто видел ее уродливое искалеченное лицо и слышал ее тяжелое свистящее придыхание. Те, кто не видел и не слышал образов войны, те, кто вернулся в не пострадавшие от нее районы, ведут себя, порой, слишком расслабленно. Особенно те, кто может позволить себе (или пока может позволить себе) покупать задорого. Возможно, они и возвращались с некоторой опаской, но вернулись, посмотрели - уже практически никто ни у кого ничего не отжимает, людей с оружием на улицах очень немного, о мародерах слышали - да, но это ведь где-то там, на окраинах, у «пролетариев-люмпенов-бедных» или у тех, кто вовремя не подсуетился. А если не кататься и не шляться по городу в откровенно темное, выражаясь милицейским протокольным языком, время суток, а лучше не покидать пятачок в пределах бульвара Пушкина и набережной, так и вовсе - лепота. Все по-старому. Ну, почти по-старому.

Это иногда раздражает. Когда ты знаешь, что к некоторым детям в городе уже никогда не вернутся родители, что многие из них вздрагивают и прячутся при слишком громких и резких звуках, что не все из них толком накормлены (как и не все старики), что не у всех есть одежда на зиму, что многим семьям приходится ютиться в общежитиях, в не самых комфортных, а порой и в совсем некомфортных условиях, что кому-то вот прямо сейчас никак не достать необходимых лекарств... Когда ты знаешь это и видишь, как оттягиваются в кафешках на бульваре представители обслуживающего персонала прежних «хозяев жизни» со своими гламурными спутницами, когда то там, то тут ты наблюдаешь забытые уже повадки «решал», ты начинаешь понимать тех, кому, видя это, хочется затолкать им, жующим и запивающим, в глотку вот тот кусок мяса или вот тот стакан с виски. Да что там затолкать - вбить! Наверное, те же чувства испытывали вернувшиеся с фронтов солдаты гражданской, видя полупьяную чавкающую тусовку времен НЭПа.
Но это неправильный подход. «Затолкать» и «вбить» - это, как говорится, не наша эмоция, не наш метод. Хотя бы уже потому, что «затолкать» и «вбить» еще никогда не меняли внутреннего мира человека. И если человек путается в том, «что такое хорошо и что такое плохо», если человек, извините, говно, то с этим уже ничего не поделаешь. Ни кнутом, ни даже пряником. Устанешь. Да и пряников не хватит. Так что пусть чавкает.
Однако человеку можно очертить какие-то границы приличий в конкретном обществе. И границы в этом обществе дозволенного. Но здесь мы уже уходим
от гламурного разложения и переходим к собственно теме профессионального.

Итак, люди возвращаются. Люди разные. И рабочих профессий, и специалисты
в различных отраслях, и лавочники, представители малого и среднего бизнеса,
и, конечно, чиновники.
Однако человеку можно очертить какие-то границы приличий в конкретном обществе. И границы в этом обществе дозволенного.
Но здесь мы уже уходим от гламурного разложения и переходим
к собственно теме профессионального.

Итак, люди возвращаются. Люди разные. И рабочих профессий, и специалисты в различных отраслях, и лавочники, представители
малого и среднего бизнеса, и, конечно, чиновники.
Созидатели и кормильцы
Те из возвращающихся, кто привык трудиться, те и сейчас, разумеется, лениться
не станут. Тем более, надо кормить семьи. А сейчас это непросто.

Люди рукастые, люди рабочих профессий будут искать любую работу. Да, лучше по специальности. Да, лучше неплохо оплачиваемую. Но и другой не побрезгуют.
Как раз с этими людьми все ясно. Как раз эти люди, как воздух, необходимы нуждающемуся в восстановлении Донбассу. И чем более будет стабилизироваться обстановка, чем дольше будет длиться мир, чем больше будет запускаться предприятий, тем более они будут востребованы. Это созидатели и кормильцы.

Вы можете морщить нос, видя их спецовки или слыша их неказистый говор,
но именно плодами их труда мы и пользуемся.

Это именно их трудом наполняются бюджеты, это именно результатами их труда торгуют предприниматели, это именно их труд запускает ту цепочку, которая, в конце концов, позволяет и «нэпманам» чавкать в ресторациях. И, кстати, именно
их трудом богател и богатеет тот же олигархат, считающий, что «сам себя сделал».

Это, конечно, очень грубая схема. Но пока все происходит именно так. Может быть, через поколение все изменится. Может быть, где-то уже не так. Но мы живем здесь
и сейчас. То же самое относится и к специалистам: инженерам, архитекторам, педагогам, врачам, ученым, толковым управленцам. Без них - никак. И чем далее
от войны в мир, тем нужнее они будут Донбассу. Это они придумают, нарисуют, спроектируют, продумают логистику, запустят и будут отслеживать процесс.
Главное, чтобы было, где и в чем приложить свои навыки.

И тут, конечно, не обойтись без бизнеса. Без тех, кем будут востребованы специалисты, без тех, кто будет создавать рабочие места, кто оживит торговлю, кто восстановит или заново создаст это круговращение, извините, денег в Донбассе.

Это все единый механизм, все части которого должны быть в наличии, правильно подогнаны и работать слаженно. Иначе просто не будет ничего.
Те из возвращающихся, кто привык трудиться, те и сейчас, разумеется, лениться не станут. Тем более, надо кормить семьи. А сейчас это непросто.

Люди рукастые, люди рабочих профессий будут искать любую работу. Да, лучше по специальности. Да, лучше неплохо оплачиваемую. Но и другой не побрезгуют. Как раз с этими людьми все ясно. Как раз эти люди, как воздух, необходимы нуждающемуся в восстановлении Донбассу. И чем более будет стабилизироваться обстановка, чем дольше будет длиться мир, чем больше будет запускаться предприятий, тем более они будут востребованы. Это созидатели и кормильцы.

Вы можете морщить нос, видя их спецовки или слыша их неказистый говор, но именно плодами их труда мы и пользуемся.

Это именно их трудом наполняются бюджеты, это именно результатами их труда торгуют предприниматели, это именно их труд запускает ту цепочку, которая, в конце концов, позволяет и «нэпманам» чавкать в ресторациях. И, кстати, именно их трудом богател и богатеет тот же олигархат, считающий, что «сам себя сделал».

Это, конечно, очень грубая схема. Но пока все происходит именно так. Может быть, через поколение все изменится. Может быть, где-то уже не так. Но мы живем здесь и сейчас. То же самое относится и к специалистам: инженерам, архитекторам, педагогам, врачам, ученым, толковым управленцам. Без них - никак. И чем далее
от войны в мир, тем нужнее они будут Донбассу. Это они придумают, нарисуют, спроектируют, продумают логистику, запустят и будут отслеживать процесс. Главное, чтобы было, где и в чем приложить свои навыки. И тут, конечно, не обойтись без бизнеса. Без тех, кем будут востребованы специалисты, без тех, кто будет создавать рабочие места, кто оживит торговлю, кто восстановит или заново создаст это круговращение, извините, денег в Донбассе.

Это все единый механизм, все части которого должны быть в наличии, правильно подогнаны и работать слаженно. Иначе просто не будет ничего.
Те, кого не любят
Не любят на Донбассе олигархов. Можно спросить: а где их любят? Но на Донбассе
с некоторых пор их не любят особенно активно. А у достаточно большой прослойки местного населения олигархи вообще вызывают омерзение. Почему? Да потому что люди чувствуют, - да что там чувствуют?! уверены! - что именно олигархи являются главными виновниками происходящего.

Да, можно сколько угодно говорить о вмешательстве США, ЕС (как с другой стороны разграничения говорят о вмешательстве России). Но люди догадываются, что именно жадность отечественных олигархов, именно их борьба за остаток доставшихся от СССР «ништяков» и их перераспределение взорвали Украину и Донбасс, запустили механизм дезинтеграции бывшей УССР, дали возможность устроить здесь поле боя. Именно они принимали участие во взращивании хилых ростков украинского нацистского реваншизма, именно они использовали этот взращенный реваншизм в борьбе за свое светлое, как им казалось, будущее, именно они позволили окрепнуть этой заразе и превратится в зримую угрозу, от которой шарахнулись в сторону Крым и Донбасс. Другое дело, что их, считающих всех вокруг «лохами», самих использовали, как натуральных «лохов» - втемную. Что называется, поматросили и бросили «уважаемые люди» из несравненно более высокой мировой лиги. Но людям не до таких тонкостей. Люди видят то, что происходит на их глазах.
И потому люди Донбасса не любят олигархов.

Учитывая вышеописанное, не станешь удивляться горячему нежеланию большинства населения республик возврата на Донбасс олигархических группировок. Как не станешь удивляться и подозрительному шепотку: «Говорят, люди такого-то возвращаются. А ты слышал, в Киеве люди такого-то сидят в низком старте, ждут, когда барин отмашку даст. Вроде, там магазин сети такого-то открылся. Шо, опять? За что воевали?»
Однако парадокс ситуации в том, что, по большому счету, олигархи из Донбасса никогда и не уходили. Нет, они понесли здесь колоссальные потери. Их бизнесы подверглись усушке и утруске. Но ведь здесь не произошло социальной революции, никто не ставил перед собой задачи разрушить все до основания, чтобы затем построить социализм советского образца, никто не проводил экспроприации от имени провозглашенного государства,
никто не занимался национализацией. Не было и нет аналога РСДРП (б).
И Ленин не произносил речей с броневика.
Перед Донбассом стояла задача как-то оградить себя от майданного разгула, уберечься от последствий киевского переворота, защититься от возможных посягательств узурпировавших власть путчистов и их цепных псов с подобием свастики на знаменах. Задачи менять общественный строй не стояло в принципе.

Да и о смене формы государственного устройства заговорили лишь по необходимости: о федерализации вспомнили как о возможности уберечься от исходившей из центра опасности. Опасности, которую многие, очень многие на Донбассе явственно ощущали, но при этом также многие согласились бы, возможно, и на децентрализацию, если бы им хоть в чем-то пошли навстречу из Киева,
хоть как-то сняли напряжение.

Однако каждый последующий шаг путчистов только убеждал людей на Донбассе: ничего хорошего из украинской столицы им ждать не приходится.
Перед Донбассом стояла задача как-то оградить себя от майданного разгула, уберечься от последствий киевского переворота, защититься от возможных посягательств узурпировавших власть путчистов и их цепных псов с подобием свастики на знаменах. Задачи менять общественный строй не стояло в принципе. Да и о смене формы государственного устройства заговорили лишь по необходимости: о федерализации вспомнили как о возможности уберечься от исходившей из центра опасности. Опасности, которую многие, очень многие на Донбассе явственно ощущали, но при этом также многие согласились бы, возможно, и на децентрализацию, если бы им хоть в чем-то пошли навстречу из Киева, хоть как-то сняли напряжение. Однако каждый последующий шаг путчистов только убеждал людей на Донбассе: ничего хорошего из украинской столицы им ждать не приходится.
Обратить зло во благо
Да. Олигархи, по большому счету, никогда из Донбасса не уходили. Да и как вы
себе это представляете? Ведь еще недавно весь Донбасс был под ними, был их безраздельной вотчиной, и практически каждый чиновник, каждый аппаратчик в той или иной мере и форме принадлежал к их системе. Как и многие люди рабочих профессий и, извините, манагеры вкупе с офисным планктоном, гордо именующим себя почему-то креативным классом. И не все уехали. Не всех перевели на территорию Украины.

Кроме того, на Донбассе фактически в одночасье исчезла власть. Все эти избранные слуги народа просто снялись в один момент и сбежали. Возглавляемые олигархом же Тарутой. Остались, честь им и хвала, муниципалитеты. И всё. Затем уже по-настоящему стало самоорганизовываться ополчение. Затем были провозглашены республики. Стали появляться какие-то робкие ростки не государственности даже,
а более-менее централизованного самоуправления, призванного не допустить разгула гибельной анархии.

И все это время шла война. И, видимо, по принципу «с паршивой овцы хоть шерсти клок», присутствие олигархов готовы были терпеть хотя бы ради зарплаты, которую они платили людям. Да, их головные офисы перечисляли налоги в Киев, да, они наверняка задействовали всевозможные схемы, чтобы торговать с Украиной, но поначалу было откровенно не до них.

Однако время шло. Новая власть укреплялась и постепенно брала ситуацию под контроль. И, возможно, настал час, когда олигархам предложат (если уже не предложили, кто знает?) поучаствовать... в восстановлении Донбасса.

А почему нет? Их собственность, их предприятия на территории республик, их капиталы, а главное - их горячее желание и дальше делать здесь деньги - это хороший ресурс. Если его использовать с толком и по назначению. «Вы хотите здесь работать? Работайте. Но вот вам наши правила и наши законы - соответствуйте». Как-то так. Пусть делают свои деньги, но пусть платят налоги и пусть не слишком лезут в политику. А лучше вообще не лезут. На этой территории они должны превращаться из олигархов в просто богатых людей.

А как же платить налоги, если Киев не позволяет? «Ну, так ведь на Украине вы не просто богатые люди, а «влиятельные кроты», олигархи. Задействуйте влияние, проявите смекалку, нарисуйте схемы. Хотите, можете заплатить налоги восстановлением разрушенных микрорайонов и поселков. Созданием рабочих мест. Поставкой продуктов, лекарств, бытового ширпотреба. На первых порах.
А там еще что-нибудь придумаете».


Кажется, это неплохая и рабочая формула. На Донбассе ведь не террористы,
в самом-то деле (хоть в новостях украинских телеканалов и утверждают обратное), на Донбассе понимают, что и олигархам хочется кушать. Но на Донбассе слышали, что «Бог велел делиться», а кроме того, республики не могут строить обеспеченное будущее на гуманитарке. Надо изыскивать внутренние ресурсы. Да вот, хоть, олигархов, которые перед Донбассом в долгах, как в шелках.
Да. Олигархи, по большому счету, никогда из Донбасса не уходили. Да и как вы себе это представляете? Ведь еще недавно весь Донбасс был под ними, был их безраздельной вотчиной, и практически каждый чиновник, каждый аппаратчик в той или иной мере и форме принадлежал к их системе. Как и многие люди рабочих профессий и, извините, манагеры вкупе с офисным планктоном, гордо именующим себя почему-то креативным классом.
И не все уехали. Не всех перевели на территорию Украины.

Кроме того, на Донбассе фактически в одночасье исчезла власть. Все эти избранные слуги народа просто снялись в один момент и сбежали. Возглавляемые олигархом же Тарутой. Остались, честь им и хвала, муниципалитеты. И всё. Затем уже по-настоящему стало самоорганизовываться ополчение. Затем были провозглашены республики. Стали появляться какие-то робкие ростки не государственности даже, а более-менее централизованного самоуправления, призванного не допустить разгула гибельной анархии.

И все это время шла война. И, видимо, по принципу «с паршивой овцы хоть шерсти клок», присутствие олигархов готовы были терпеть хотя бы ради зарплаты, которую они платили людям. Да, их головные офисы перечисляли налоги в Киев, да, они наверняка задействовали всевозможные схемы, чтобы торговать с Украиной, но поначалу было откровенно не до них.

Однако время шло. Новая власть укреплялась и постепенно брала ситуацию под контроль. И, возможно, настал час, когда олигархам предложат (если уже не предложили, кто знает?) поучаствовать... в восстановлении Донбасса.

А почему нет? Их собственность, их предприятия на территории республик, их капиталы, а главное - их горячее желание и дальше делать здесь деньги - это хороший ресурс. Если его использовать с толком и по назначению. «Вы хотите здесь работать? Работайте. Но вот вам наши правила и наши законы - соответствуйте». Как-то так. Пусть делают свои деньги, но пусть платят налоги и пусть не слишком лезут в политику. А лучше вообще не лезут. На этой территории они должны превращаться из олигархов в просто богатых людей.

А как же платить налоги, если Киев не позволяет? «Ну, так ведь на Украине вы не просто богатые люди, а «влиятельные кроты», олигархи. Задействуйте влияние, проявите смекалку, нарисуйте схемы. Хотите, можете заплатить налоги восстановлением разрушенных микрорайонов и поселков. Созданием рабочих мест. Поставкой продуктов, лекарств, бытового ширпотреба. На первых порах.
А там еще что-нибудь придумаете».


Кажется, это неплохая и рабочая формула. На Донбассе ведь не террористы, в самом-то деле (хоть в новостях украинских телеканалов и утверждают обратное), на Донбассе понимают, что и олигархам хочется кушать. Но на Донбассе слышали, что «Бог велел делиться», а кроме того, республики не могут строить обеспеченное будущее на гуманитарке. Надо изыскивать внутренние ресурсы. Да вот, хоть, олигархов, которые перед Донбассом в долгах, как в шелках.
Хребет и орудие власти
Разумеется, на Донбасс начнет возвращаться и чиновничество. И вот тут многие могут недовольно поморщиться. Мол, этих бездельников и мздоимцев только здесь и не хватало. Однако не следует торопиться. Не следует уподобляться вождям майданных революционеров, спешно переформатирующих чиновные кабинеты
под своих односельчан, кумовьев и прочих длинноногих барышень.

Дело в том, что толковый аппаратчик - на вес золота. Специалист-управленец -
на вес золота. Грамотный сотрудник правоохранительных структур - на вес золота.
И это надо понимать.

Сама новая власть не родит из себя нужного количества управленцев приемлемого качества. И вырастит новых не скоро. Поэтому не грех использовать «старорежимные кадры». Бояться этого не следует. Ведь даже большевики использовали военспецов и прочих «спецов» царского режима.

Ведь сам по себе чиновник - не политическое существо. И даже, извините, не слуга народа. Политик - слуга народа. А чиновник - слуга государства. И только от власти зависит, каким чиновник будет.

Если, скажем, вернувшись, он обнаружит, что при новой власти приняты те же правила, что были приняты при власти прежней, он очень быстро встроится в тренд. Он возобновит свое мздоимство, свое очковтирательство, свое лизоблюдство и угодничество. И «работы работать» он не станет.

Если же ему укажут другие ориентиры, поставят в другие рамки, обрисуют перспективы роста, если он поймет, что - ба! - он, именно он, не просто винтик в госаппарате, а опора государства, и именно это приносит ему еще и карьерные дивиденды, да плюс материальный стимул... Послушайте, тогда он станет служить.
В хорошем смысле этого слова.
Разумеется, на Донбасс начнет возвращаться и чиновничество. И вот тут многие могут недовольно поморщиться. Мол, этих бездельников и мздоимцев только здесь и не хватало. Однако не следует торопиться.
Не следует уподобляться вождям майданных революционеров, спешно переформатирующих чиновные кабинеты под своих односельчан, кумовьев и прочих длинноногих барышень.

Дело в том, что толковый аппаратчик - на вес золота. Специалист-управленец - на вес золота. Грамотный сотрудник правоохранительных структур - на вес золота. И это надо понимать.

Сама новая власть не родит из себя нужного количества управленцев приемлемого качества. И вырастит новых не скоро. Поэтому не грех использовать «старорежимные кадры». Бояться этого не следует.
Ведь даже большевики использовали военспецов и прочих «спецов» царского режима.

Ведь сам по себе чиновник - не политическое существо. И даже, извините, не слуга народа. Политик - слуга народа. А чиновник - слуга государства.
И только от власти зависит, каким чиновник будет.

Если, скажем, вернувшись, он обнаружит, что при новой власти приняты те же правила, что были приняты при власти прежней, он очень быстро встроится в тренд. Он возобновит свое мздоимство, свое очковтирательство, свое лизоблюдство и угодничество. И «работы работать» он не станет.

Если же ему укажут другие ориентиры, поставят в другие рамки, обрисуют перспективы роста, если он поймет, что - ба! - он, именно он, не просто винтик в госаппарате, а опора государства, и именно это приносит ему еще и карьерные дивиденды, да плюс материальный стимул... Послушайте, тогда он станет служить. В хорошем смысле этого слова.
А в качестве комиссара над ним должна стоять новая власть. Политический класс. Явившийся из тех, кто прошел весь этот путь от начала протестного движения, через войну, к нынешней ситуации. Из тех, кто помнит, с чего и почему все начиналось, кто понимает, чего стоили эти долгие месяцы войны людям Донбасса. Кто, может быть, и не собирался взваливать на себя эти властные полномочия, но так распорядилась жизнь. И надо тянуть. Потому что в противном случае ни люди не поймут, ни товарищи по движению,
ни братья по оружию. Только враги порадуются.
А кому ж хочется радовать врагов?
А в качестве комиссара над ним должна стоять новая власть. Политический класс. Явившийся из тех, кто прошел весь этот путь от начала протестного движения, через войну,
к нынешней ситуации. Из тех, кто помнит,
с чего и почему все начиналось, кто понимает, чего стоили эти долгие месяцы войны людям Донбасса. Кто, может быть, и не собирался взваливать на себя эти властные полномочия,
но так распорядилась жизнь. И надо тянуть. Потому что в противном случае ни люди не поймут, ни товарищи по движению, ни братья по оружию. Только враги порадуются.
А кому ж хочется радовать врагов?
В общем, с чиновниками тот же случай, что и с олигархами. Правила, законы, перспективы, «отеческий надзор». И могут работать во благо. Только, если олигархи - это в любом случае попутчики, не более, то чиновничество в своем лучшем проявлении - это действительно опора государства.

Вспоминается разговор с одним подкованным в политическом смысле москвичом. На вопрос о том, как российской власти удалось обуздать в стране разгул бандитизма девяностых и всевластие олигархов, тот спокойно ответил: «Опираясь на чиновников и силовиков - на государственный аппарат. А государство в России
не пустой звук. И любой потенциальный «полудержавный властелин» знает,
что ходит под государством. Почти как под Богом».

А как же демократия и самоуправление? Так демократия и самоуправление
не отменяют государство.
В общем, с чиновниками тот же случай, что и с олигархами. Правила, законы, перспективы, «отеческий надзор». И могут работать во благо. Только, если олигархи - это в любом случае попутчики, не более,
то чиновничество в своем лучшем проявлении - это действительно
опора государства.

Вспоминается разговор с одним подкованным в политическом смысле москвичом. На вопрос о том, как российской власти удалось обуздать в стране разгул бандитизма девяностых и всевластие олигархов, тот спокойно ответил: «Опираясь на чиновников и силовиков -
на государственный аппарат. А государство в России не пустой звук.
И любой потенциальный «полудержавный властелин» знает, что ходит
под государством. Почти как под Богом».

А как же демократия и самоуправление?
Так демократия и самоуправление не отменяют государство.
Вместо эпилога
Каждому на Донбассе найдется свое место. Сейчас или в недалеком будущем. Именно в этом, в создании такого механизма, чтобы такое будущее для каждого нашлось, и такой атмосферы, чтобы каждый был полезен не только себе и своим близким, но и в целом обществу, заключается, вероятно, нынешняя сверхзадача власти в республиках. Как, впрочем, любой власти в любое время. В идеале.

Иной вопрос, что некоторые об этом не задумываются и неожиданно для себя оказываются где-нибудь в Ростове. А страна, соответственно, в...

Но мы ведь сейчас не об этом, правда?
Игорь Фарамазян / Донецк / ZaDonbass.org

20.10.2015