окно в донбасс



ДЖОН ЮЗ




Часть I
Рождение донбасской Индустрии

В Великобритании этот человек специалистам известен. Может быть не так широко, как бы хотелось, но в Украине и России его, всё-таки, вспоминают чаще.

И, как говорил классик «не злым тихим словом». Речь о валлийце Джоне Юзе – первом директоре-распорядителе «Новороссийского Общества каменноугольного, железного и рельсового производства», крупного предприятия – раскинувшего свои действия в конце позапрошлого века в неблагоустроенном уголке Екатеринославской губернии, а через несколько десятилетий превратившем его в процветающий город. Хотя в этом была заслуга и других людей.

Джон Юз, основатель города Донецка

В существующей литературе и электронных изданиях достаточно неточностей и в имени отца-основателя и в датах его жизни. Начнем с того, что основатель Донецка был просто Джоном Юзом. Джоном Джеймсом Юзом был его сын. На выпущенных Украиной почтовом конверте и 2-х гривневой монете помещен портрет Джона Юза, а стоит имя его сына Джона Джеймса. Теперь по датам жизни. Не поддается сомнению только дата смерти – 1889 год. Дата рождения в разных источниках разнится на два года. Посмотрите на фотографию могилы Юза. Там, исходя из разности прожитых лет и даты смерти получается год рождения 1816. Когда городскими властями задумывались прошлогодние юбилейные торжества по случаю предполагаемого 200-летия Юза – авторы статьи передали в горисполком сведения о существующих разночтениях в юзовских датах рождения. Но информация не была принята к сведению.

Родился Джон Хьюз в южноваллийском местечке Мертир Тидвил в семье сталелитейщика, как мы уже отмечали, по разным сведениям в 1814, в 1815 и в 1816 году. Говорят, что церковный архив сгорел.

В начале XIX века Британию называли «мастерской мира». Стремительно развивались горная и металлургическая промышленность, и небольшой городок Мертир Тидвил превратился в город с 20-тысячным населением. Джон, научившись дома читать и писать, поступает учеником литейщика к отцу на завод. Его «университеты» проходят на железоплавильном предприятии Cyfarthfa Fawr Ironworks, которое к этому времени уже превратилось в солидное заведение с годовым производством 23 000 тонн железа и с 13 000 рабочих.

Через некоторое время Юз переходит на Ebbw Iron Work, где совершенствует свое мастерство литейщика. Завод Ebbw Iron Work первым в мире начал в промышленных масштабах производить отливку не только чугуна, но и стали, и Джон был в первой пятерке мастеров, освоивших эти технологии. Когда же прокатное отделение Ebbw Iron Work получило заказ на производство рельсов для строящейся железнодорожной ветви Ливерпуль – Манчестер, Джон Юз из литейной переходит туда и участвует в выполнении железнодорожного заказа. Теперь в его производственном арсенале несколько специальностей, которыми Джон владеет в совершенстве: литейщика, сталевара, прокатчика. На этом же предприятии он смог впервые применить свои организаторские навыки.

1842 год стал значимым в жизни валлийца. В этом году честолюбивый Джон Юз (ему нет и 30 лет) на собственные сбережения покупает предприятие Uskside Engineering Co в Ньюпорте, производившее металлические изделия и комплектующие паровых двигателей. И в Ньюпорте он женится на Элизабет Льюис, дочери владельца местной гостиницы.

Руководство заводом в Ньюпорте Юз начал с изменений в производстве – перепрофилировал предприятие на выпуск литых изделий для портов, изготовление корабельных цепей, якорей, пушек и брони для флота.

У него было предпринимательское чутьё, он почувствовал выгоду от работы с Королевским флотом – в это время как раз происходит перевооружение военно-морских сил Британии, так что недостатка в заказах не было.
Достаточно быстро Юз стал известен в профессиональных кругах металлургов и судостроителей, к его мнению стали рислушиваться. В 1860 году происходит слияние его бизнеса с предприятием Millwall Engineering and Shipbuilding Company on Thames side. В этой компании существовал выборный Совет директоров, Джон вошел в него, а через небольшой временной промежуток его избрали генеральным директором. Находясь в должности генерального директора этого предприятия, он знакомится с представителями русского правительства: героем обороны Севастополя генерал-инженером Эдуардом Ивановичем Тотлебеном и инженером-полковником Оттомаром Борисовичем Герном, изобретателем русской подводной лодки с паровым двигателем. Россиянам британец понравился своими деловыми качествами и, после обсуждения ряда технологических вопросов, Юза приглашают посетить Россию.

Генеральный директор лондонского Мильвольского завода приехал в Петербург для ведения переговоров по нескольким вопросам. Прежде всего, его интересовал большой заказ русского правительства на изготовление брони для реконструируемого кронштадского форта «Константин».

Но Джон был известен в деловых кругах не только как технический администратор, но и как изобретатель лафета для тяжелой пушки – стрингер Юза. Поэтому полковник Герн, как руководитель русской военной миссии в Британии, предложил Юзу подготовить проект модернизации оружейной литейной в Колпино (сегодня это известное АО «Ижорский завод»). В то время колпинская литейная принадлежала морскому ведомству, поэтому в Санкт-Петербурге Юза представили военно-морскому Министру Великому князю Константину Николаевичу Романову.

На князя валлиец произвёл благоприятное впечатление.
В его лице Юз на долгие годы приобрел надёжного покровителя.
Реконструкция литейной была признана нецелесообразной, но внимание Джона привлекло другое. Англия экспортировала через порты Черного моря миллионы пудов металлических изделий.
Юз увидел прямую выгоду от организации завода в границах Донецкого каменноугольного бассейна, тем более, после поражения в Крымской войне русское правительство было озабочено созданием тяжелой промышленности на юге. Был один очень важный момент: в Донбассе наметились изменения в инфраструктуре – началось строительство железных дорог. Железные дороги не только упростили и удешевили транспортировку грузов, они и увеличили прирост народонаселения.

В конце 1865 года генерал-адьютант князь В.И. Васильчиков, Каншин и Рукавишников через министра финансов стали зондировать мнение императора на предмет строительства на юге страны металлургического завода. Результатом этого шага явилось подписание 19 февраля 1866 года Александром ІІ программы развития отечественного производства рельсов. Тогда же было начато строительство казенного чугунолитейного и рельсопрокатного завода в Лисичанске. Из этой затеи ничего не получилось. Но разрешения на строительство заводов были выданы и частным лицам: князю Васильчикову, князю Кочубею (о нем мы еще расскажем дальше), предпринимателю Полякову (имевшему титул «железнодорожного короля»), учредителям Брянского завода (г. Бежицы, Орловской губернии) Губонину и Голубеву.

Князь Васильчиков пытался получить разрешение на строительство завода на казенных землях, но в Министерстве государственных имуществ ему ответили отказом. Васильчиков был убежден, что получил отказ, потому что, как писал горный инженер А. Мевиус, «тут… замешено самолюбие некоторых лиц, не желавших допустить, чтобы частная предприимчивость опередила на этом пути правительственные попытки, продолжавшиеся тогда еще в Лисичанске».

Полякову удалось весной 1869 года получить для строительства завода участок казенной земли в Бахмутском уезде (район современной Горловки). Но на участке не было необходимого для производственных процессов количества воды. Завод должен был начать давать продукцию с 1872 года, но уже летом 1869 Поляков просил правительство перенести сроки ввода предприятия и передать обязательства по этому «виртуальному» заводу учрежденному им же Обществу Азовского рельсового завода. Это ходатайство 16 августа 1872 года было одобрено Кабинетом Министров, и акционерному обществу была дана льгота: иметь облигационный капитал ¾ всего основного капитала, тогда как другим акционерным обществам разрешалось иметь в основном капитале только ½ часть от облигационного. И, несмотря на льготу такого уровня, предприятие из-за недостатка необходимого количества воды построено не было, поэтому (по договоренности с Юзом) Поляков просил передать обязательства по не построенному предприятию «Новороссийскому обществу», с полным слиянием «Новороссийского общества» с «Обществом Азовского рельсового завода».

Но мы в своем повествовании на несколько лет забежали вперед. Вернемся в 1868 год, когда Юз покинул Великобританию и поплыл в Россию. Прибыв в Петербург и решив несколько незначительных вопросов, он заключает соглашение с владельцем концессии на постройку металлургического завода – князем Кочубеем. Сергей Викторович Кочубей получил Высочайшее соизволение на строительство 10 ноября 1867 года. К разрешению было приложено сопроводительное письмо, где говорилось, что если ему удастся образовать подобного рода общество, то правительство под сооружение завода и шахт безвозмездно предоставит в достаточном количестве пустопорожние казенные земли в Екатеринославской губернии. Выпускник математического факультета Петербургского университета 1841 года под новый проект год пытался найти потенциальных инвесторов. У него с братом Михаилом имелся богатый опыт организации Акционерных обществ. Кстати, ими, совместно с врачом Санжаревским, была произведена первая промышленная разведка запасов соли в Славянске. Но время шло, а общество по производству рельсов так и не продвинулось в строительстве завода ни на шаг. Желающие не находились ни в России, ни за границей. Поэтому появление Юза было очень кстати.

Князь Сергей Викторович Кочубей
С.В. Кочубей поторговался для вида и продал концессию на постройку рельсового завода «Новороссийскому Обществу» за 24 000 фунтов стерлингов. В мае 1869 года в Лондоне был принят устав «Новороссийского Общества каменноугольного, железного и рельсового производств» и подписан с Джоном Юзом контракт об управлении акционерным обществом.

Учредителями «Новороссийского Общества» было 7 человек: два брата Брасси (Томас старший – гражданский инженер и Томас младший – член парламента); братья Джон и Чарльз Гуч – баронеты; Барон Вильям Вайзман – кавалер ордена Бани; гражданские инженеры Джозеф Витворт и Александр Огильви. Капитал общества был поделен на 6000 акций по 50 фунтов стерлингов. Юза среди учредителей не было, но как директору-распорядителю ему было положено 500 акций класса "В" (гарантировавшие 10% доход) и годовой оклад 10 000 рублей.

По уставу правление насчитывало 6 человек. В правление были избраны В.Вэйзман, Т.Брасси, О.Герн (к тому времени уже генерал-майор), Д.Юз и Д.Гуч. Почетным директором Общества стал князь С.В.Кочубей. Но никакого влияния на принятие решений он не имел. Обратите внимание, уважаемые читатели, Юза не было среди учредителей акционерного общества, но благодаря своим организаторским способностям и знанию технологических процессов, он стал единственным человеком, с которым считались учредители. Во всех спорах и конфликтах его слово было решающим.

В 1861 году Русское правительство приняло закон о том, что иностранные компании «пользуются…в России всеми их правами, сообразуясь с законами империи».
Компании эти учреждались по законам других государств и не исключалось, что под видом защиты интересов своих подданных эти государства могут вмешиваться во внутренние дела России. Однако, в то же время, отмечалось, что «они могут принять вид политических притязаний лишь в том случае, когда притязания эти могут быть направлены сильной державою к слабой». В 1863 году было принято дополнение, что действовать в России иностранные компании могли с особого в каждом случае разрешения.

До 1862 года в Англии существовала так называемая разрешительная система учредительства, т.е. когда при создании предприятия требовалось специальное разрешение на сбор учредителей. Англия, первой из европейских стран, перешла на так называемую явочную систему, когда добровольное собрание учредителей принимало решение о создании акционерного общества. Учредители «Новороссийского Общества каменноугольного, железного и рельсового производств» были одними из первых, кто воспользовался изменением в законодательстве. К слову сказать, в России подобные изменения были приняты в 1877 году.

Договор между Акционерным Обществом и русским правительством, то есть легализация работы иностранного предприятия в Российской империи, был утвержден 18 апреля 1869 года императором Александром II. «Новороссийское Общество», хотя и было создано на основании британских законов, но было обязано подчиняться законам Российской империи в части ответственности во взаимоотношениях с казной и частными лицами.

Когда князь Кочубей еще только получал концессию – правительство обещало ему премию-субсидию – в течение 10 лет за каждый пуд произведенных рельсов – 50 копеек (но не более
300 000 пудов в год) и право беспошлинного ввоза из-за границы оборудования и материалов для строительства завода и шахт.

Все эти льготы автоматически переходили к «Новороссийскому Обществу».

Первоначально завод предполагали строить на казенных землях Мариупольского уезда вблизи станции Еленовка (сегодня это с. Еленовка по дороге в Мариуполь). Тогда это была конечная станция проектируемой Константиновской железной дороги. Но участок для строительства завода был выбран неудачно, «поскольку местность … не заключает в себе всех технических условий, необходимо было приискать другой, более пригодный пункт для закладки завода, с благонадежными залежами угля и руды и достаточным количеством воды.

Покровитель Юза, военно-морской министр Великий князь Константин Николаевич (Романов)
Таким подходящим местом признана Александровская степь, на которой осенью 1870 года и было приступлено к постановке доменной печи». Это были владения князя Павла Ивановича Ливена. Землю в начале 1850-х годов князь приобрел у потомков Евдокима Степановича Шидловского. Место для строительства завода было показано знатоком верховий Кальмиуса Яковом Ивановичем Древицким – широкая с плоским дном котловина.

Выбор на этот район пал не случайно. Еще в 1837 году для исследования Донецкого бассейна заводчиком А.Н. Демидовым была организована экспедиция во главе с профессором французской академии Ле-Пле. Экспедиция обошлась Демидову в 500 тысяч рублей и не принесла прибыли ни копейки. Итогом же экспедиции стал обширнейший труд «Исследование каменноугольного Донецкого бассейна». В книге отмечалось, что уголь, «с древнего времени разрабатываемый в этой местности [район селения Александровка], имеет самую наибольшую толщину во всем Донецком кряже, именно 7 футов … достаточно превосходный кузнечный уголь». Кроме того, в этом же районе экспедиция Ле-Пле обнаружила и железную руду, которая «залегает "почками" и слоями в сланцах, покрывающих каменный уголь». А в 30-ти верстах, возле селения Каракуба (Старобешевский район Донецкой области), были обнаружены запасы железной руды, не содержавшие «никаких следов фосфора». Следует заметить, что для металлургии фосфор и сера – очень нежелательные элементы, нарушающие прочностные характеристики стали.

Сочинение Ле-Пле являлось настольной книгой Д. Юза, откуда он черпал все основные сведения и руководствовался в выборе решений. При этом российское правительство, желая привлечь британский капитал на строительство металлургического завода на Юге России, снабдило Джона Юза самыми современными на то время, созданными русскими военными топографами, картами залегания пластов каменного угля в этой местности.

Обращаем внимание читателей, что при выборе участка под строительство проблема с водой стояла не только перед Юзом, но и перед Поляковым. Но, в отличии от Полякова (и его технических советников), Юз имел производственный опыт. Опыт и помог справиться с проблемой. Отказавшись от земли с нулевой арендной платой, где не было воды, Юз взял в аренду землю, где вода была в необходимом для производства количестве.

В.Степкин, А.Жаров / ДГО / 10.11.2015

Статья подготовлена на основе материалов партнёра нашего журнала
"Донбасское географическое общество"