окно в донбасс
Кто танцует в Донбассе



Танцевальные истории из тылового города в ДНР
Американский певец Джеймс Браун как-то сказал: «Любую проблему на свете можно решить танцуя». Возможно, он несколько преувеличил спасительную силу танца, и хореографическое искусство не способно разрешить все мировые трудности. Но рассказать о них, передать чувства людей, вселить надежду и веру в чудеса, во всепобеждающее могущество творчества и красоты - с этим служители Терпсихоры уж точно справятся. Не зря говорят, что танец -
это когда тело говорит на языке души.

Среди множества танцевальных направлений современную хореографию, пожалуй, можно по праву назвать наиболее популярной. И в нашем городе немало коллективов, которые уделяют внимание модным стилям - хип-хопу, джаз-фанку и т.д. В одном только центре детского и юношеского творчества работают аж два преподавателя современной хореографии - руководитель танцевальной студии «Art Angels» Татьяна Петренко и руководитель образцовой студии современной хореографии «Evidence» Юлия Брунько.

«Любого ребёнка можно научить танцевать»
Татьяна Петренко впервые переступила порог ЦДЮТ, будучи первоклашкой, когда родители отдали ее в танцевальный коллектив «Аркадия» (позже он получил звание образцового). Полтора десятка лет девушка занималась хореографией - даже окончив школу, не бросила любимого дела.

- Потом я получила свидетельство о внешкольном образовании, и мой хореограф предложила мне стать ее помощником и попробовать себя в качестве педагога.
А через два или три года, в 2012-м, мне захотелось чего-то своего. Сначала я набрала одну группу - ребят из 9-11 классов. Но со временем мне удалось создать целую студию. Название придумывали вместе с детьми. Мы готовили постановку о небесах, и ребята хотели называться «Небом». Однако студия с таким названием существует в Киеве. Впрочем, идея мне понравилась, и я предложила сочинить что-то связанное
с небом. Одна из девочек выдвинула идею - «Ангелы». Этот вариант и приняли - только добавили слово «Art» (искусство, англ.).

Сейчас у меня пять групп - две младшие (4-5 лет и 6 лет), две средние (1-4 и
5-7 классы) и старшая (до 21 года). В них занимаются 85 детей. Помимо этого, я работаю на базе детского сада «Золушка» - у меня там подготовительная группа, около 40 малышей в возрасте 3-5 лет. Став шкоьниками, они в большинстве своем идут в студию. Можно сказать, я готовлю и ращу воспитанников сама для себя.
Садик находится в микрорайоне Юбилейный, и многие родители, а вместе с ними и ребята сетуют, что оттуда далеко ходить в ЦДЮТ на занятия. Однако за два года занятий в подготовительной группе мальчишки и девчонки настолько влюбляются
в танцы, что готовы преодолевать любые расстояния.

- Каким стилям танца вы обучаете своих подопечных?

- В основном я преподаю contemporary dance. Это не просто любимое направление - это моя жизнь. Очень люблю данную технику. Также с ребятами учим джаз-модерн, хип-хоп, джаз-фанк - в общем, направления современного танца. Ну и, конечно, детскую хореографию - хотя даже младшим группам я даю элементы диско, хип-хопа.
- В Харцызске есть и другие студии, где преподают современные танцы. Почему ваши воспитанники выбрали именно вас?

- Во-первых, у нас обучение бесплатное. Во-вторых, я беру абсолютно всех детей. Некоторые хореографы отбирают детей, считая, что у них должна быть растяжка, силовая подготовка на определенном уровне. Я же придерживаюсь мнения, что любого ребенка можно научить танцевать. Даже если у него плоско­стопие, плохое зрение - таких обычно неохотно берут в танцевальные студии. Но я уверена: все можно развить и откорректировать, особенно если ребенка приводят в возрасте до 10 лет. Когда сама занималась, в моей группе были девочки и с пороком сердца, и с очень низким зрением (практически вообще не видели), но, тем не менее, они танцевали и даже выступали на сцене.

Кроме того, я выставляю на концерты всех. Я не смотрю, кто лучше, кто хуже, кто не дотягивает носочек - я убеждена, что для нашей сцены у моих воспитанников достаточный уровень. Для конкурсов и поездок я, конечно, детей отбираю построже, но на нашу сцену выпускаю всех.

- А есть у вас какая-то своя фишка в плане хореографии или стилистики?

- Наш коллектив - один из немногих, работающих в стиле contemporary dance. Чистого contemporary в такой технике, которой училась я, в других коллективах нашего города мне видеть не доводилось. А ребята о современных танцах знают из различных телешоу, они приходят и говорят: «Мы хотим танцевать, как в программе «Танцуют все»!» И я могу их этому научить, потому что сама занималась у многих танцоров, которые выступают в подобных шоу. Любовь к контемпу мне привила хореограф Катя Бухтиярова в танцевальной студии «Форвард». Катя - финалистка шоу «Танцуют все». Она тогда только собиралась развивать направление contemporary в студии и набирала девочек от 18 лет с опытом. Я прошла отбор, поскольку с детства занималась классическими танцами. Катя возила нашу группу на различные мастер-классы, сборы в Днепропетровск, Киев, мы были в Броварах на так называемой танцевальной сессии, где сдавали зачеты - учили определенную программу и демонстрировали хореографам высшей категории, за что получали тренерский разряд, почти как в спорте. Я поняла одно: преподавать сложнее, чем танцевать. Где-то год потратила на обучение - и только потом начала обучать контемпу. К тому времени я уже ездила по конкурсам, выступала в лиге профессионалов, а не любителей, имела немало наград, но как передать свое мастерство другим, долго не могла понять. Здесь очень много нюансов. Например, в contemporary есть такая техника - партеринг, когда элементы выполняются на полу. Она довольно травмоопасна. Поэтому в Броварах я узнала, как преподавать партеринг детям и при этом избежать травм.

- Раньше «Art Angels» участвовали в различных конкурсах - об этом неоднократно писали в городских СМИ. Как обстоят дела с этим сегодня?

- Нам предстоит очень напряженный месяц - мы будем выезжать на конкурсы каждые выходные. Собираемся несколько раз посетить Донецк, а также выступить в Горловке. Конечно, родители некоторых ребят с опаской говорят, что, мол, в этих городах еще стреляют, и детвору боязно отпускать туда. Но большинство считает, что дети засиделись в городе. В этом учебном году воспитанники студии еще не бывали на конкурсах, и наверняка будут рады возможности померяться силами с коллегами из других городов.

- Все же война накладывает свой отпечаток. А на ваше творчество эти
события повлияли?


- Мы с ребятами не остались в стороне от того, что происходит на нашей земле - в старшей группе подготовили постановку под названием «Вернись». У нее очень печальная предыстория. Во время боевых действий в Харцызске, на Черемушках, погибли парень и девушка. Так вот, юноша был братом одной из моих воспитанниц, а с другой девочкой из нашей студии он встречался. Эта девочка тяжело пережила его гибель. На некототое время родители увезли ее в Москву, а когда она приехала обратно, то показала нам песню, услышанную там, - композицию Леси Ярославской «Вернись». Девочка очень хотела танцевать под эту музыку соло, но мелодия для сольного танца не подходит, да и за моральное состояние воспитанницы я переживала, поэтому мы поставили под песню «Вернись» коллективный номер.
Он посвящён солдатам, не вернувшимся с войны, и делится на три партии: вначале мы показываем детей, которые не дождались отцов, потом девушек, которые потеряли возлюбленных, и в конце - женщин, вдов и матерей, лишившихся мужей и сыновей. Постановка сложная и в техническом плане, и в моральном. Мы показывали ее в Харцызске на 9 Мая и на день рождения студии в августе. Зрители говорят, что этот танец пробирает до мурашек. Планируем продемонстрировать его на одном из ноябрьских конкурсов.
"Вернись" / ArtAngels, г. Харцызск, ДНР
В каждом танце целая история
Образцовая студия современной хореографии «Evidence» в январе следующего года отметит свое 5-летие. Руководитель Юлия Брунько обещает, что этот праздник будет ярким и красочным - на нем выступят не только ее подопечные, но и ребята из других коллективов. Название студии переводится как доказательство. Что же хотела доказать Юлия Михайловна, создавая свою студию?

- Что даже в таком небольшом городе, как Харцызск, может существовать коллектив высокого уровня, - поясняет девушка. - К тому же, слово «Evidence» созвучно со словом «dance» (танец), хоть и написание различное.

На хореографа Юлия Брунько не училась.
- С 4 лет я ходила в танцевальную студию в ЦДЮТ и занималась здесь, пока не закончила школу. Потом поехала в Донецк учиться на экономиста, но через полгода поняла, что без танцев не могу, и устроилась работать в шоу-балет. Помимо этого, я посещала различные мастер-классы и соревнования, а когда на четвёртом курсе пошла на практику, решила на время устроиться в Центр. Однако когда взяла группу, уже не смогла остановиться - поняла, что это мое призвание.

- Ребята какого возраста посещают вашу студию?

- Это дети от 4 до 18 лет. С маленькими занимаюсь ритмикой, детской хореографией, основами растяжки, нарабатываем физическую форму, чтобы потом была возможность развиваться дальше. У нас пять групп: две младших (4-7 лет),
две средних (7-12 лет) и старшая (12-18 лет), по 20-25 человек.

- С какими интереснее?

- В каждой группе - своя специфика. С малышами много труда: от того, что изначально в них вложишь, зависит то, что дальше сможешь от них получить.
Со старшими возможности почти неограниченные, но нельзя стоять на месте - молодежь приходит в студию, чтобы изучать как можно больше нового, и поэтому
я стараюсь работать с подростками в разных стилях. Со средними мне нравится работать больше всего. Они уже не малыши, им можно давать сложный материал. Порой даже начинаем изучать номер со старшими, а потом я отдаю его средним, потому что у них есть присущий их возрасту максимализм, когда хочется рвать и метать, доказывая, что они лучшие и готовы выложиться по полной.
Мои воспитанники средней категории - это первая группа, которую я набрала,
они все 5 лет были со мной. Старшие пришли из других коллективов или просто
в осознанном возрасте решили изучать хореографию, а этих я воспитала сама и считаю их самой сильной группой.
- Какие стили изучаете со своими подопечными?

- Наше направление - современная хореография: contemporary, хип-хоп, джаз-фанк. Впрочем, в этом году мы со старшей и средней группой немного ушли в стилистику: готовим шоу-номера с элементами лезгинки и индийского танца. А с малышами-пятилетками идем на осознанный риск и впервые берем джаз-фанк и хип-хоп, хотя в этом возрасте обычно дают только детскую хореографию. Сейчас многие родители, приводя сына или дочь в коллектив, желают, чтобы их ребенок изучал не просто детские эстрадные танцы, а современные направления. Я решила попробовать научить своих ребят этому, и должна заметить, что у них отлично получается передать харизматику танцев.

- Есть ли у коллектива какие-то отличительные особенности, индивидуальный стиль?

- Мы стараемся быть непохожими на других. Во-первых, уложняем хореографию, во-вторых, делаем что-то массовое, задействуя максимум детей. Кроме того, разрабатываем интересные костюмы, используем разнообразный реквизит. Вообще, мне нравится ставить не просто танцы, а сюжетные истории - с различными персонажами, характерами. Например, у нас есть номер «Дискотека на деревне», где можно увидеть и «настоящих сельских парней» с баяном, губной гармошкой, балалайкой, и девчонок на завалинке. А в старшей группе мы ставили яркий номер «Одержимость», в котором исполнители связаны между собой резинками по рукам и ногам. Он очень непростой: трудно показать новые элементы, будучи привязанным к партнеру. Но мы справились: на защите звания образцового коллектива, которая состоялась в этом году, «Одержимость» сорвала самые бурные аплодисменты.

- А есть ли в репертуаре что-то, посвященное нынешней войне?

- Конечно, эти события не оставили меня и ребят равнодушными. Мы сделали номер «Моему солдату». По сюжету танца девушка провожает на войну солдата, долго его ждет и получает письмо о том, что он пропал без вести. Это письмо - ключевой элемент номера: героиня читает его и посредством танца передает эмоции, которые испытывает от дурной вести. Очень трогательна и чувственная композиция.
"Солдат" / Evidence, г. Харцызск, ДНР
Беседовала Анна Грачёва

Оригинал статьи опубликован в газете "Панорама" №16 от 22 октября 2015 г.
г. Харцызск, Донецкая Народная Республика

16.11.2015