От полёта мяча -
до свиста пули
ОКНО В ДОНБАСС
Я часто пишу о разных сторонах жизни Донецка. Пишу в соответствии с многогранностью бытия города, ведь и люди в Донецке — разные. Особенно — молодые люди. Те, кого называют нашим будущим.

На днях я ехал в общественном транспорте. По дороге на работу, когда не особенно удобно читать книгу, я люблю наблюдать за людьми. На одной из остановок зашла девочка. Школьница. Класс, быть может, 9-й или 10-й. Не больше. На протяжении всей дороги она не отрывалась от своего телефона. У неё не было наушников в ушах, она не читала ни новости, ни книгу. Трудно было сказать, чем именно она была занята, но всё её внимание было приковано к маленькому экранчику телефона. Складывалось впечатление, что её просто поставили на режим «ожидания». Человек вроде бы и не спит, ходит, двигается, реагирует на других людей, но не понимает этого. Такое ощущение, что мозг был выключен. Автобус остановился и она вышла. Вроде бы ничего необычно. Я тоже часто «залипаю» в телефон, но со стороны это смотрится не «ах». Страшно становится от того, что это лишь начало, а дальше поколение может и вовсе перебраться на электронику и людей нам заменят пластмассовые игрушки.

Если наблюдать за молодёжью Донецка в интернете, то может сложиться впечатление, что войны никакой в городе нет. Всё те же фотографии из баров, ночных клубов, кальянных, бутиков, концертов и других мест. Это хорошо, что люди продолжают жить и радуются, как раньше, но мой внутренний голос почему-то не хочет пропустить это и принять как данность. В интернете я вижу много молодых людей, которые отдыхают, наслаждаются жизнью и даже думать не могут о том,
что в нескольких километрах находится враг. Кажется, им всё равно. Плевать.
Но такое мнение ошибочно. Нельзя судить о жизни людей
по социальным сетям. На фоне постоянных конкурсов красоты, молодые парни на позициях защищают город
от нападок врага.
С начала войны очень многое изменилось, включая и отношение молодёжи к жизни. Те, кто пережили жаркое лето 2014-го, кровавую зиму 2015-го, не смогут так просто перейти от боевых действий к мирной жизни. И уж тем более — они не забудут коварности врага, не станут ждать от него удара, а будут готовиться к тому, что придется снова с ним встретиться и схлестнуться в неравном бою. Поэтому парни возрастом от 18 до 25 стали записываться в ряды армии ДНР. Если в начале войны, в основном, воевали мужчины старше 30-ти, то сейчас всё чаще на позициях можно встретить ребят до 25 лет. Это заметил не только я, но и знаменитый писатель, публицист и общественный деятель Захар Прилепин.
В подтверждение этого факта расскажу вам историю. Со мной в школе учился паренёк. Младше меня на 4 года. Часто с ним играли в футбол. После окончания школы изредка виделись, в основном — чтоб погонять мяч по полю. Когда пришла война, мы часто с ним списывались, потому что он был одним из немногих, кто остался в городе. Узнавали друг у друга, как прошла ночь и делились мыслями о войне и будущем. Уже после мирных переговоров я видел его пару раз, когда делал фоторепортажи с футбольных соревнований в Донецке. Он судил матчи в качестве помощника главного арбитра. Мы перекинулись несколькими фразами и на этом наша беседа закончилась. Но совсем недавно я узнал, что он пошел добровольцем в 1-ую отдельную батальонно-тактическую группу «Сомали». На мой вопрос: «Почему ты решил пойти воевать?», ответил, что надоело сидеть и ждать, когда за него решат его будущее. Знает, что если не он, то в Донецк зайдут украинцы и будет ад.
Да, ему сейчас непросто с нуля научиться воевать. Он не служил в армии, не держал автомата в руках, но комбат Гиви дает возможность таким ребятам защитить свою Родину от врага. Не все выдерживают тех нагрузок, которыми нагружает своих подопечных легендарный командир. Но мой знакомый пошел воевать не для того, чтоб сдаться в трудный момент. На гражданке у него осталась мама и пожилой дедушка. Он прекрасно понимает, что с ними будет, если он даст слабину.
Сейчас он гордо несет службу и позывной «Киря».
Война поменяла нас. Изменила в лучшую сторону. Вспомнили об истинных ценностях и постепенно отрываемся от поколения «гаджетов».
То что нас поменяла именно война, говорит тот факт, что в армию добровольцами идут те, кто пережил ужасы войны. «Возвращалицы» не идут воевать.
Они не возвращаются, чтоб защитить свой дом. Они возвращаются тусить и прожигать жизнь. Снова, как раньше, в любимом Донецке. Но Донецк уже не тот. Здесь другие люди, другие обычаи и нравы.
Денис Григорюк / Правда ДНР

23.12.2015