Пожелание дончанина
на Новый год
ОКНО В ДОНБАСС
Игорь гомольский / донецк
Когда я был мальчишкой и глядел на мир наивными глазами интенсивно-карего цвета, небо казалось своеобразным куполом, ограничивающим перемещение. Мог часами лежать на спине, уткнувшись взглядом в непроницаемую синеву и думать о том, что с этой планеты невозможно сбежать. Не знаю, откуда подобные мысли надуло в голову шестилетнего ребенка, не выезжавшего за пределы региона, но вот уже два года чувствую то же самое.

Только сейчас мой личный мир ужался до половины этого самого региона и бежать просто некуда. Да и, откровенно говоря, просто не хочется. Бегать - это в принципе несолидно. Мужчина должен идти по жизни твердой и уверенной походкой, а не мчаться, выпучив глаза и отчаянно размахивая конечностями. Но ощущение быстро сжимающегося жизненного пространства лишь обостряется.

Жители Донецка и прилегающих населенных пунктов из кожи вон лезут, чтобы создать праздничную атмосферу. Елочные базары с озябшими продавцами, вездесущие разноцветные огоньки, детские утренники и взрослые корпоративы.
И, конечно, новогодние падарки, оккупировавшие магазинные полки. Те самые подарки, в которых одна большая шоколадка, пригоршня шоколадных конфет и ворох дешевых карамелек.
К сожалению, новогодняя атмосфера, сжавшая нас в тёплых объятиях, напоминает вымокшую салфетку. Одно неверное движение и бумага порвётся.
И дело, как вы понимаете, совсем не в отсутствии снега и даже не в похудевших кошельках сограждан.
Просто все мы чувствуем приближение беды.
Сообщения о технике, подтянутой к линии разграничения, приметы, свидетельствующие о подготовке очередной волны мобилизации, участившиеся обстрелы городских окраин и выводы разнообразных аналитиков буквально кричат о том, что следующий год начнется отнюдь не с примирения сторон. А тут еще этот главный католический парень возьми да ляпни, что нынешнее Рождество может оказаться последним. Гуляйте, как говорится, на все деньги.

С одной стороны, хочется махнуть на все рукой и слопать еще килограмм умиротворяющих мандаринов, забросав пессимистов ароматными корками.

С другой, эта ситуация живо напоминает о родительском собрании, проведенном за час до новогоднего утренника. Мама ведет тебя за руку, тяжело вздыхает и произносит нечто вроде: "ладно уж, празднуй сейчас, а дома поговорим". После чего, она совсем легонько сжимает твою ладонь, намекая, что разговор получится серьезным и обстоятельным. Всякое желание водить хороводы и объедаться сладостями улетучивается, как зарплата пятничным вечером.
Только здесь речь не про домашний арест и запрет на просмотр мультфильмов,
а про кровь, смерть и разрушения, которыми все мы уже наелись досыта.
А ведь только жить худо-бедно начали, содрав уродливые кресты с окон.
И от этого обидно вдвойне.

Впрочем, беды, они ведь как ураган. Могут нестись прямо на тебя, а в последний момент - элегантно уйти в сторону. Кто их, эти ураганы, поймет. Будем надеяться, что навязчивое предчувствие благополучно захлебнется на дне океана позитивного мышления, а ураган, вместо мин и снарядов, принесет долгожданный снег.
Должно ведь и нам, в конце концов, повезти.

Именно в этом направлении я планирую мыслить вечером 31-го декабря, уединившись с бутылочкой сносного виски и любимым новогодним фильмом о полицейском, твердой рукой наводящем справедливость в отдельно взятом небоскребе. И пусть следующий год окажется лучше нынешнего, а жизненное пространство больше не сужается!
Игорь Гомольский / Донецк / 26.12.2015
Фото: Донецк, автор неизвестен