Реквием сквозь улыбку
ОКНО В ДОНБАСС
Часть 3. «Ни войны, ни мира»

В финале года принято подводить итоги - прокручивать в памяти вехи уходящего года. Этот материал будет посвящен 2015-у. Вспомним, как этот город пережил Донецк и вся Донецкая Народная Республика.

Я бы назвал 2015-й годом контрастов. Практически каждый день мы сталкивались с тем, с чем было тяжело смириться и каждый раз это повергало в шок, вызывая бурю негодования. Праздники скорби, смертельные бои радости, митинги-реквиемы и прочее. Оксюморон. Увы и ах, но это действительно было, и хотите или нет - но нам нужно учиться с этим жить.

Перед вами третья часть воспоминаний о 2015-ом в ДНР.

Часть 3

«Ни войны, ни мира»
На волне позитива и праздников, дончане стали проводить всё больше мирных мероприятий. Так, в Донецке состоялся марш «Дети мира», где малыши вышли с призывом остановить войну. Некоторые маленькие участники марша вышли из подвалов, чтоб принять участие в данном мероприятии. После празднования им пришлось возвращаться назад домой, в подвал, так как украинская артиллерия активно обстреливала мирные районы города Донецка.

Пока в центре Донецка люди жили более или менее мирной жизнью, на окраинах города украинские военные обстреливали фронтовые районы города, в которых продолжали жить мирные люди.

Летом власти ДНР под присмотром мониторигновой миссии ОБСЕ продолжили выполнение пунктов минских договоренностей и отводили тяжёлую артиллерию, танки и минометы калибром выше 100 мм. С противоположной стороны была лишь имитация выполнения мирного урегулирования конфликта. Мы убедились в этом, когда попали в конце мая в Горловку.

Район шахты 6\7. Здесь продолжают жить простые горловчане. Они ежедневно испытывают предательские обстрелы со стороны ВСУ. Обстрелы происходят преимущественно в темное время суток. Вместе с солдатом армии ДНР под позывным Беркут мы фиксировали последствия ночного обстрела:
Подобных воронок там в каждом дворе по несколько штук. Отсняв весь необходимый материал, отправился обратно в Донецк. По дороге домой я получил сообщение от солдат армии ДНР в Горловке, что город снова в огне. Как сообщил Беркут, украинские танки произвели 32 залпа по Озеряновке. Больше половины БК. Прямой наводкой танки ударили по мирным жителям, прекрасно видя, куда бьют. Стрельба из танка ведется прямой наводкой через прицел. Солдат, производящий выстрел, видел, куда стреляет.


Утром появилась ужасная информация от Грэма Филлипса: «Жертвами украинского обстрела в Горловке стали: Отец Юрий - погиб. Дочь Катя (11 лет) - разорвана на 2 части, погибла. Сын Богдан (3 года) - ранен осколком в лопатку, жив, состояние стабильное. Мать Екатерина - осталась без руки».

Донецк, улица Стратонавтов / Июнь 2015
Этот снимок для меня особенный. На нем нет ничего сверхъестественного.
Обычный снимок с улицы Стратонавтов, что рядом с аэропортом. Но он мог стать моим последним. Летом 2015-го мы с коллегами часто катались на передовую, чтоб фиксировать нарушения режима «прекращения огня» украинскими солдатами.
5-го июня мы испытали огонь перемирия на себе. В своем блоге я тогда написал:
Вышли на дорогу. Мимо нас проехала скорая. Мы не торопясь обсуждаем отснятый материал. С сожалением констатируем, что никто из нас не снял обстрел. В этот момент по правую руку от нас поднимается фонтан из земли. Приземлился первый снаряд. Мы рвем когти к ближайшему дому. Падаем на землю рядом со зданием. Пытался лечь максимально низко, чтоб осколки от мины не достали. В этот момент мне кажется, что трава растет где-то выше меня. Следом лег второй, третий, четвертый снаряд. Каждый все ближе и ближе к нам. Складывалось ощущение, что бьют прицельно по нам. В этот момент я думал, что любой следующий снаряд может упасть нам на голову. И тут меня накрывает землей. По каске бьет земля и кусочки горячего асфальта. Оглушило моментально. По пяткам почувствовалась ударная волна. Где-то в метрах 15-ти от нас упал 5-ый по счету снаряд ВСУ. «Все целы?»,- спрашиваю я и пытаюсь проверить, всё ли со мной и коллегами в порядке. Слава Богу, все живы, здоровы и невредимы. Когда поняли, что обстрел прекратился, срываемся с места и мчимся к убежищу. Солдаты утверждают, что минимум 120-мм калибр падал на нас.

В тот момент я не до конца отдавал себе отчёт, что с нами произошло. Если бы корректировщик был чуточку удачливее, а мы менее, то нас четверых уже бы не было в живых. Понял, что родились в рубашках или у нас очень сильные ангелы-хранители. В такие моменты становишься максимально верующим.
Просто везением это назвать тяжело.
— Денис Григорюк
Но это нас не остановило. Даже после этого мы приезжали на позиции армии ДНР, общались с бойцами и местными жителями о том, что происходит на передовой.
Жительница Александровки после очередного обстрела посёлка
Украинские военные не просто не прекращали обстрелы, а скорей увеличивали их интенсивность. Из-за этого власти ДНР приняли решение эвакуировать из обстреливаемых районов мирных граждан.

Донецкая Народная Республика не забывает всех, кто отдал жизнь за свободу Донбасса. Наряду с торжественными и праздничными мероприятиями проводились и траурные митинги-реквиемы.

6 августа в поселке Никифорово Снежнянского района состоялся траурный митинг, посвященный гибели российского журналиста Андрея Стенина. На годовщину приехало большое количество людей: коллеги журналисты, представители власти ДНР, но так же местные жители поселка Никифорово. В честь фотокорреспондента названа школа в этом населенном пункте.

За прошлый год в ДНР были открыты много памятников погибшим жителям Донецкой Народной Республики от рук украинских военных.
Памятник погибшим гражданам Донецкой Народной Республики / Донецк
Летом 2015-го особенно ощущался контраст. Днём люди спокойно решали свои проблемы, работали, ходили по магазинам и просто прогуливались, но как только сумерки окутывали город, без каких-либо предупреждений Вооружённые Силы Украины продолжали терроризировать мирное население Донецкой Народной Республики. В города приходили ужас и смерть. И так - большую часть года.

Минские соглашения не работали, так как война не была окончена и режим «тишины» не соблюдался. Люди не могли по-настоящему расслабиться и насладиться мирной жизнью. Было лишь одно ощущение, которое не покидало ни одного дончанина. Чувство, которое я назвал «ни войны, ни мира».

29.12.2015